16+

«Знамя Октября». Газета Юкаменского района Удмуртской Республики

Главная / Статьи / Пештонка, пушнер, чыжы гумы
29.05.2018 13:52
  • 21

Категории:

Теги:

Пештонка, пушнер, чыжы гумы

Удмурты испокон веков для перепечей, пирожков с пестиками использовали пресное тесто. Мастер-класс по замешиванию пресного теста проводит сотрудница Юкаменского краеведческого музея Валентина Бузанакова.

Сейчас блюда из этих трав стали брендом Удмуртии, а когда-то они помогали людям не умереть с голоду

Перепечи, пресные пироги, табани. Эти национальные удмуртские мучные изделия стали настоящим брендом Удмуртии. Благодаря развитию туризма в нашей республике удмуртские блюда теперь известны во многих краях нашей страны и даже за границей. Тёплый табань со сливочным маслом, пресной ржаной пирожок с картошкой и мясом — просто объедение. И, если похожие на эти блюда есть и у других народов мира (о родине пельменя некоторые спорят: Китай это или Удмуртия), то похожего на удмуртский перепеч изделия нет ни у кого. Особенно неповторимы перепечи с пестиками. Весной мы спешим собрать молодые побеги хвоща, запасаем их на зиму, стряпаем пироги, удивляем ими приехавших издалека гостей. Но у каждого из нас с этой порой связаны свои воспоминания.

В большую когда-то деревню Кычён пришла первая с начала войны весна. Почти двести семей этой богатой, расположившейся на плодородных землях Юкаменского района деревни, приходили в себя от голодной зимы сорок первого года. Люди надеялись, что лето будет урожайным, и колхоз вырастит зерно для фронта, для колхозников, заготовит достаточно корма общественному скоту. Только взошло солнце, семилетние Зина и Роза побежали на колхозное поле, где на прогретой весенними лучами земле появились первые пестики. Выковыривая только- только проклюнувшиеся из-под земли побеги и очищая их кое-как от шелухи, а иногда и так, прямо с шелухой, подруги торопливо набили голодные животы и карманы пестиками. Нужно спешить, скоро бригадир будет раздавать задания, нельзя опаздывать. Роза побежала на край поля и вдруг заметила, что рядом нет Зины.

- Зина, ну, что ты там замешкалась? Давай быстрее, опоздаем.

Зина старалась побольше набрать пестиков, ведь дома лежала больная корью сестрёнка, хотелось и её порадовать хоть какой-то едой.

- Валюше набрала пестиков? – спросила Роза подругу. — Как она? Не стало легче?

- Всё ещё болеет, — ответила Зина, — просит молока.

-А молоко всё сдали?

-Всё сдали. И яйца тоже. Вчера мы с бабушкой собирали картошку, которая осенью на поле осталась, почернела уже. Сделали из неё крахмал и сварили. Валюшу накормили и сами поели. Так вкусно, Роза!

За разговорами подруги незаметно подошли к толпе детей, стоявших рядом с бригадиром дядей Андреем, раздающим наряд. Весь конец зимы и начало весны ребята носили за несколько километров по насту на своих плечах остатки сена и соломы, из-под стогов, увезённых на ферму взрослыми. За эту работу дети получали бесценные двести граммов грубой муки. На этот раз им было дано задание распилить на чурочки поваленные накануне колхозницами березы и тополя. Эти чурочки, или как ребята их назвали «шашки», нужны будут для растопки газогенераторных тракторов, работающих на пару. Задание не показалось детям слишком сложным, ведь до этого им приходилось выполнять куда более тяжелую работу. Вечером Зина спешила домой к больной сестрёнке. Она уже знала, чем порадует Валюшу: свежими пестиками и заваренной кипятком горсточкой муки, которую ей выдали за отработанный день. Зина быстро покормила сестру и взяла её на руки, чтобы убаюкать и успокоить.

- Мне бы хлебушка или конфетки,- слабым голосом попросила Валя сестру, — ну хоть чуть-чуть.

- Спи,- укачивая на руках сестру, тихо сказала Зина, — завтра тебе суп из крапивы сварим. Я видела, за огородом она уже растет.

Валюша закрыла глаза и глубоко вздохнула. «Уснула», — подумала Зина и положила сестру на кровать. Только Валя больше не проснулась, а обещанный суп с крапивой на следующий день Зина ела уже без Вали.

Война продолжалась. Детям с каждым годом было тяжелее переносить голод. Мать Зины постепенно обменяла все свои красивые платки и чулки, купленные до войны, в соседней деревне Ворце на горох, чтобы хоть как-то кормить семью. Горсть муки, выдаваемая детям за работу, день ото дня становилась всё меньше. Однажды Зина, неся в руке заработанную муку, не заметила, как всю её слизала. Прямо так — сухой. Пришла в себя только от слов матери: «Дочка, ты могла захлебнуться сухой мукой. Что же ты не утерпела, домой не донесла? Тут бы хоть водой запила». Еще несколько вёсен, военных и послевоенных лет, Роза и Зина бегали с деревенской ребятнёй собирать молодые побеги съедобных трав, у которых знали только удмуртские названия : пештонка, пушнер, колыс, чыжы гумы. Они не злились на судьбу, понимая, что их отцам на фронте приходилось гораздо тяжелее. Отец Розы погиб на войне. Зина долго не знала ничего о судьбе своего отца. Но совершенно случайно её мать узнала, что у одного солдата, вернувшегося домой, есть известия о нём. Этот солдат смог сбежать из немецкого плена, ему помогла одна немка. Он был намного моложе Зининого отца и ему удалось сбежать оттуда, где военнопленные ели опил, где за то, что обессилевшие от голода солдаты не могли вставать на ноги, фашисты их жестоко били. «Я не выживу. Пусть Таня меня не ждёт, пусть выйдет замуж», — такие слова передал за своим земляком отец Зины. Но мама Таня и все её выжившие дети ждали его домой всю войну, долгие годы после войны, ждали всегда.

Готовя эту заметку в газету, я обратилась к тёте Зине, думая, что эта пожилая женщина расскажет мне множество интересных случаев, связанных со сбором пестиков, поделится старинными рецептами блюд из съедобных дикорастущих растений. Но рассказ получился отнюдь не увлекательным, а печальным. Потому что у тети Зины (как, наверное, всего ее поколения)с пестиками связаны больше горестные воспоминания.

«Мы не готовили из пестиков ничего, не помню такого. Ели их сырыми и неочищенными прямо на поле. А вот молодые побеги чыжы гуммы (дудник лесной — примечание автора) варили и делали из него шарики. Соли не было, обваливали эти шары в посуде, где раньше соль хранилась. И мне эта еда казалась очень вкусной», — рассказала тётя Зина.

Сегодня у Удмуртии есть свои бренды — узнаваемые символы нашей республики. Среди них автомат Калашникова, полноводная Кама, красивый цветок италмас, бурановские бабушки, перепечи с пестиками. Мы гордимся ими. Но особо мы гордимся жителями нашей малой родины, простыми людьми, такими, например, как тётя Зина, родившаяся в некогда большой деревне Кычён, что в Юкаменском районе.

Елена Иванова.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Реклама

Вверх