16+

«Знамя Октября». Газета Юкаменского района Удмуртской Республики

Главная / Статьи / «Та заводская проходная, что в люди вывела меня»
02.11.2018 13:36
  • 39

Категории:

«Та заводская проходная, что в люди вывела меня»

Контрольный мастер Р. Трефилова и механизатор Г. Клабуков.

Наши дети, внуки могут гордиться своими родителями, бабушками, дедушками, работавшими на когда-то крупных предприятиях нашего района

В 1957 году, когда Нина закончила семь обязательных для обучения классов, дальнейшая учеба в школе для старшеклассников была платной. Из маленькой деревни в Костромской области, где она жила, добираться по бездорожью до школы приходилось несколько километров. Поэтому, взвесив все «за» и «против», пятнадцатилетняя Нина приняла своё первое взрослое решение: поехать в город Кострому и получить там профессию. Отца в семье не было, мать растила Нину одна.

– Как же я буду без тебя, доченька?- спрашивала она,- кто опорой мне будет в старости?

– Мама, давай с тобой договоримся: ты не будешь плакать, а я выучусь, поступлю на работу и заберу тебя к себе жить.

Так и случилось. Нина всю свою взрослую жизнь прожила рядом с мамой. Через много лет, когда матери не стало, похоронила её за тысячу километров от своей родной деревни в селе Юкаменском, в том селе, которое стало обеим второй родиной.

Большой город Кострома, в который Нина приехала учиться, не напугал девчонку, несмотря на то, что первоначальные её планы получить педагогическое или медицинское образование обрушились в первый же день её нахождения в городе. Педагогических училищ в Костроме не оказалось, а в медицинском принимали только на акушерское отделение, а это не устраивало девушку, побоялась ответственной профессии. Нину принял текстильный техникум, который она с успехом закончила и получила, как все советские студенты, закончившие учебные заведения, направление на работу.

Молодой девушке – новоиспечённому товароведу текстильного сырья, направление на работу пришло по почте. В нём говорилось, что работать ей предстоит на Юкаменском льнозаводе в Удмуртской АССР. А где это, она не знала, поэтому решила ехать в столицу республики в город Ижевск, а там уже разобраться, где находится это загадочное село Юкаменское. Купила билет, собрала чемодан, села в поезд и доехала до города Кирова и пересела в другой поезд, чтобы поехать в Ижевск. Женщины-попутчицы подсказали, что через две остановки от станции Яр будет станция Глазов, оттуда можно добраться до Юкаменского. Заезжая в село на автобусе, Нина и не догадалась даже, что небольшое двухэтажное бревенчатое здание, мимо которого она проезжала, и есть Юкаменский льнозавод. Несмотря на то, что Юкаменское она видела в первый раз, всё ей тут нравилось. По пути на льнозавод ей встречались приветливые люди в лаптях, которых не носили на её родине, впервые она слышала удмуртскую речь и сразу же захотела научиться говорить так же, как они.

Разместилась девушка в общежитии. Второе августа 1960 года Нина запомнит на всю жизнь, это её первый трудовой день. А через четыре дня работников льнозавода отправят в колхоз на заготовку соломы, где она познакомится с весёлым парнем Вечей и сразу же ему понравится. Каждый раз, когда компания льнозаводских девчат устраивала вечеринку, он будет тут как тут со своей гармонью. Пройдет два года ухаживаний за красавицей Ниной, прежде чем она даст согласие выйти замуж и сменит девичью фамилию Страхова на простую удмуртскую – Караваева.

Деревянное здание льнозавода принимало сырье для переработки со всего района. Не секрет, что выращивание льна- дело не простое и трудоёмкое. Но, пожалуй, лишь бывшие работники завода знают, насколько тяжёл и вреден для здоровья был их труд. Привезенное и сложенное в скирды сырьё сначала отправляли в камерные сушилки, отапливаемые кострой. Теплый воздух доводил тресту до определенной степени влажности, чтобы стебельки могли ломаться. Затем треста поступала по транспортёру к мяльно-трепальному агрегату. Работницы льнозавода постоянно находились в пыли, вредные условия труда компенсировались выдаваемым молоком и дополнительным отпуском от 6 до 12 дней. Несмотря на то, что лён в районе в те годы выращивали в таком объеме, чтобы работали два заготовительных пункта (в Ежево и в Пышкете), а штат льнозавода составлял 80 человек, простои в работе всё же были. Но и эти простои заполнялись трудом. Белоснежные цеха предприятия, которые стоят и по сей день, строились руками работников завода, их строительство было начато в 1961 году. Сами так же строили и административные здания завода, и собственный детский садик, и дома для своих работников. В трудовой биографии Нины Николаевны Караваевой были разные должности, испробовала она много профессий, но все они только на льнозаводе. В 1964 году льнообъединение перевело её на льнозавод Пермской области главным инженером, откуда через почти пять лет вернулись Караваевы в Юкаменское помогать овдовевшей матери мужа. Нина Николаевна ни о чём другом не думала, кроме как пойти работать снова на льнозавод. Её взяли сменным мастером, после чего до 1984 года она работала экономистом. К тому времени в семье Нины Николаевны росло уже трое детей, но она никогда не отказывалась от общественной работы. Начала с редактора стенной газеты, была секретарём комсомольской организации, председателем месткома. Её активность и профессионализм не остались не замеченными, и Нину Караваеву назначили директором льнозавода.

Льнозавод заключал договора на поставку льнотресты с шестью льносеющими хозяйствами района. Ежегодно большой, дружный, работоспособный коллектив справлялся с планами, доведёнными советским начальством. Руководство завода заботилось о социальной защищённости своих работников. Это и собственная столовая с недорогими обедами, и детский садик «Чебурашка», и подсобное хозяйство с конюшней и свинарником. Но главное, все семьи были обеспечены ведомственным жильём. Пусть деревянными квартирами, но все они по мере необходимости ремонтировались, зачастую ремонтировались капитально. Единственная семья не имела квартиры от льнозавода, это семья передовой работницы Агафьи Николаевны Ситниковой, которая ежедневно пешком ходила на работу из Куркана. Скромная женщина никогда не просила жилья или отказывалась, когда предлагали. Жить в Куркане ей нравилось.

Писать портрет другой передовой работницы, представительницы династии работников льнозавода Жуйковой Таисии Никифоровны приезжал художник Перевозчиков из Ижевска. К сожалению, работа художника затерялась. Всем бывшим работникам завода есть чем гордиться. В советское время достойным символом трудовых побед являлось красное знамя, которое вручали только передовым предприятиям и коллективам. Шесть багровых бархатных полотен с золотыми вышитыми буквами за трудовые заслуги предприятия принимали натруженные руки передовиков производства льнозавода. К сожалению, и судьба этих знамён не известна, затерялись.

С развалом советской страны развалилась и её экономика. Наступили тяжелые времена и для нашего льнозавода: времена натурального обмена, названного по-иностранному «бартером». Большая ответственность лежала на Нине Николаевне как на директоре. Загружая очередную машину с сырьём, она не знала, куда её отправит завтра: то ли на ткацкую фабрику для обмена на портьерную ткань, то ли в Кировскую область для обмена на свинину. Зарплату работникам начали выдавать продукцией.

– Недовольство было, конечно, – говорит Нина Николаевна, – но ведь так жили все, поэтому относились с пониманием, а потом и привыкли.

– Для того чтобы обеспечить сырьем оборудование, которое было установлено в новом заводе, надо было увеличить посевные площади, но в это время у хозяйств не было техники для возделывания и уборки льна на больших площадях. Сырье стали завозить сначала из районов Удмуртии на своих автомашинах, а позднее и из других областей Союза. Получали сырье из Смоленской области, Белоруссии, Украины и других центральных областей. Завозили не только тресту, но и отходы для выработки короткого волокна. Из Украины, например, договорились об отгрузке недоработанных отходов. Узнав, что я из Удмуртии, директор одного заготпункта запросил с меня «ружо»: «У вас там оружейный завод есть». Вот тогда я поняла, как опасно стало ездить по бывшему Союзу. Договор все-таки подписали, и ночью я уехала на поезде. Думала, что не выполнят они наш договор, но все обошлось.

Условия для работы на льнозаводе были трудными, но постепенно улучшались, коллектив был стабильным, работали семьями, у многих в трудовой книжке по 2 основных записи: принят – на работу в начале трудовой деятельности и уволен – в связи с выходом на заслуженный отдых. Это такие работники как Булдаков Никифор Петрович – работал на льнозаводе старшим контрольным мастером до выхода на заслуженный отдых, вместе с ним работала на сортировке до пенсии и его жена Мария Сергеевна. После окончания школы пришла на льнозавод и их дочь Таисья Никифоровна, на пенсию вышла в должности сменного мастера. Сменным мастером с юности и до старости работала Кутявина Евгения Семеновна. Попова Вера Кирилловна, Караваева Нина Константиновна работали кочегарами в смене тоже с юности и до выхода на заслуженный отдых. У всех этих женщин были большие семьи, по пятеро детей, и всех вывели в люди. Очень жаль, что этих людей уже нет в живых, вечная им память, – вспоминает Н. Караваева.

– За что болит душа у вас, Нина Николаевна, как у бывшего директора завода? – спрашиваю я у своей собеседницы.

– Конечно, жалко, что исчезло наше предприятие, но больше всего мне обидно за то, что людям негде работать. Был бы льнозавод, работали бы там,– ответила Нина Николаевна, задёргивая окна льняными занавесками, — Эти занавески когда-то я получила в счёт зарплаты. Вы, наверное, таких времён не помните.

Белоснежные здания цехов Юкаменского льнозавода, история которого начинается в 1932 году, встречают каждого, кто заезжает в село. Раньше вход на его территорию украшала табличка «Юкаменский льнозавод», теперь там совсем другая вывеска.

А всем закрытым теперь предприятиям района, где в советское время трудились наши отцы, есть чем гордиться. Стены заброшенных зданий с разбитыми стёклами, наверное, помнят, как в их цехах сосредоточенно работали люди, не думая тогда о том, что их дети никогда не придут сюда работать. Сейчас можно только построить воображаемый маршрут по местам трудовых подвигов наших отцов: Юкаменский льнозавод. Затем ПМК-21, РОС, Агроснаб. И заканчивается маршрут на выезде из села: бывшее предприятие с покосившейся вывеской «Агропромхимия». А мы, конечно, помним эти времена, Нина Николаевна, когда занавески в счёт зарплаты… Пусть и наши дети знают.

Елена Иванова.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Оцените, пожалуйста, этот материал по 5-балльной шкале:

Выберите один вариант

Всего проголосовало 0 человек

02.11.2018 - 02.12.2018

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх