16+

«Знамя Октября». Газета Юкаменского района Удмуртской Республики

Главная / Статьи / В Верхней Пажме гостей любят
06.10.2015 09:31
  • 239

В Верхней Пажме гостей любят

" А мы вас ждали, — с такими словами встретила меня одна из жительниц деревни Верхняя Пажма, куда я отправилась на сей раз. — Часто в районной газете вижу ваши статьи про маленькие деревни. Читая, каждый раз думаю: "Наверное, и к нам скоро приедут. Вот и дождалась наконец-то". Я была приятно удивлена тем, что жители отдаленных деревень ждут наших корреспондентов. Связано, думаю, это с тем, что людям хочется рассказать о своей деревеньке, где прошла вся их жизнь со своими горестями и радостями, поделиться переживаниями, рассказать о том, как деревня развивалась, а теперь, как ни печально это осознавать, постепенно вымирает.

" А мы вас ждали, — с такими словами встретила меня одна из жительниц деревни Верхняя Пажма, куда я отправилась на сей раз. — Часто в районной газете вижу ваши статьи про маленькие деревни. Читая, каждый раз думаю: "Наверное, и к нам скоро приедут. Вот и дождалась наконец-то". Я была приятно удивлена тем, что жители отдаленных деревень ждут наших корреспондентов. Связано, думаю, это с тем, что людям хочется рассказать о своей деревеньке, где прошла вся их жизнь со своими горестями и радостями, поделиться переживаниями, рассказать о том, как деревня развивалась, а теперь, как ни печально это осознавать, постепенно вымирает.

Верхняя Пажма состоит из четырех улиц, названия которых говорят сами за себя, — Луговая, Родниковая, Школьная, Труда. Недалеко от деревни расположена ферма — источник жизни жителей Пажмы, ведь именно здесь работает все трудоспособное население. " Исчезнет ферма — исчезнет и деревня," — считают жители. В деревне стоят здания медпункта, магазина, клуба и начальной школы. Правда сегодня здание клуба выполняет совсем иные функции — здесь хранят зерно. А на дверях школы висит большой амбарный замок: три года назад ее закрыли, так как детишек в деревне мало. На стене бывшей школы сохранилась табличка: "Добро пожаловать!".

В энциклопедии Азата Галеева "Топонимика населенных мест Юкаменского района" я вычитала, что до переписи 1926 года в Верхней Пажме проживали бесермяне, в XVIII — XIX вв часть бесермян "отпала" в мусульманство и стала татароязычной, а другая часть, приняв христианство, полностью перешла на удмуртский язык. Последствия такого "раздвоения" национальности дошли и до наших дней: "Верхняя Пажма- единственная деревня в Юкаменском районе (а может быть, и на всей средней Чепце), в которой оба этноса прекрасно говорят одинаково хорошо и по-удмуртски, и по-татарски, (корни-то у них общие), и, конечно же, по-русски," — пишет А.Галеев.

В 40-годы, по воспоминаниям старожилов, деревня считалась очень большой. Посудите сами, 50 дворов для деревни — это немало. Как полагалось в те времена, был колхоз, и носил он название "Имени Сталина". Также в деревне имелась своя мельница, рядом с которой жил мельник со своей супругой.
— Деревня у нас большая была, — вспоминает Алевтина Семеновна Сабрекова. — Я родилась здесь и всю жизнь здесь и прожила. Работала в колхозе дояркой. Колхозу-то нашему какое только название не давали: сперва "Стахановец", "Большевик", потом "Урал" назывался. Сейчас осталась лишь ферма, которая относится к СПК"Нива". Школа даже у нас была, три года как закрыли. Молодежь, видно, в город тянет, вот и все меньше и меньше нас остается. Да и что здесь делать молодежи: в колхоз их сегодня не заманишь, а в городе вон какое изобилие всего: где хочешь — там и работай. Я сама девятерых детей вырастила, никто здесь не остался. Да и не хочу им такой жизни. О деревнях мало кто печется: здесь мы, как отдельное государство, живем. Вот и свет на столбах почему-то включать забывают, а ведь темнеет сейчас рано. Неудобно это очень. На той улице свет бывает, а наша — чем хуже?
Во дворе Алевтины Семеновны огромное изобилие самых разных цветов: гладиолусы, георгины, астры. Я поинтересовалась у нее, кто выращивает их.
- Сама, — гордо отвечает хозяйка цветника, — люблю цветы, вот и выращиваю. А что сидеть сложа руки и поджидать старость? Ну, уж нет, это не для меня. Скотину сейчас уже не держим, надо же себя чем-то занять. Правда, сын козу мне купил, мол, молоко домашнее вкуснее. Но, думаю, не буду уже нынче держать — тяжело, годы уже все равно не те. Хоть дети помогают, но приезжать получается редко. У них ведь у всех свои семьи, свои заботы. Зато на Новый год всегда все вместе собираемся. Плохо, конечно, что клуб не открывают: теперь и собраться негде ни молодежи, ни пенсионерам. По праздникам все равно дети все к родителям едут, хоть в клубе бы развлекались.
Семья у Алевтины Семеновны большая: вместе с мужем они вырастили девять детей, сейчас нянчат уже внуков и правнуков.
— Всех детей старались растить так, чтобы стали настоящими людьми, — говорит А.Сабрекова. — Думаю, что у нас с мужем все получилось. Все ребята благополучно устроились в жизни. А сын мой Слава даже стал большим начальником.
Сын Алевтины Семеновны — Вячеслав Всеволодович — является заместитель начальника Главного управления ветеринарии Удмуртской Республики. По словам матери, В.Сабреков уже с детства был не по годам ответственным и добросовестным.
— Конечно, не все так легко ему далось: сначала он работал долгие годы здесь, в Пажме, потом в Юкаменском. Он нашел ту профессию, которая пришлась ему по душе, поэтому, наверное, и перевели его в Ижевск, поняли, что толк у него есть, — с гордостью говорит мама.

В Пажме жизнь кипит: отовсюду слышны звуки техники, кто-то копошится в огороде, кто-то возле дома чем-то занят. Вот и Василий Демин включил свою самодельную "крапиворубилку" (как он ее сам называет), да так, что шум ее мотора слыхать по всей округе.
— Я сам соорудил вот такой механизм. Очень удобно: быстро и мелко крошит — в самый раз для скотины. Работает моя "крапиворубилка" от электричества. Сначала я вот так палочкой раскручиваю лезвия, а потом втыкаю вилку в розетку — только так она работает. Чего только не придумает человеческая лень, — смеется Василий.
В. Демин живет с отцом. Жениться ему, к сожалению, так и не удалось. Работает Василий сторожем на ферме.
— Золотой человек! И хозяйство большое держит, и водой нас всех обеспечивает (насос-то на башне он включает), и мастерить что-то постоянно успевает, а по ночам еще и сторожит. Жаль, что личная жизнь у него так и не сложилась, — говорят в деревне.

Немногие из жителей деревень, в которых я побывала, любят вспоминать о тяжелых годах своей юности. Но Таип Сабреков с большой охотой рассказал мне о том, как раньше трудились, как старались выжить. Сегодня он живет в городе Глазове, но на лето все равно возвращается в деревню.
— Родная земля все равно назад манит, — говорит Т.Сабреков. — Сейчас уже ничем не занимаюсь, слишком слаб стал. По грибы да ягоды только изредка выхожу. А грибные места еще и знать надо, не в каждом лесу нынче их встретишь. А почему? Потому что все леса в свалки превращены, а грибы, они ведь чистоту любят. Люди, как грибы, из деревни тоже все сбежали. Раньше сколько народу было! Дворов 80, не меньше. А сейчас все разъехались, работы нет. Школа даже своя была в деревне. Я тоже в эту школу ходил. Раньше-то она вон здесь только стояла, а потом перенесли туда, на Школьную, потому улицу так и назвали. Мама моя учительницей здесь работала. Еще помню хороших учителей — Василия Палыча и Яна Григорьевича. Я только эту школу и закончил, тут четыре класса образования давали. Дальше учиться не получилось — пришлось работать. Да и редко кто в те годы полностью школу оканчивал. 32 года на тракторе в местном колхозе я проработал. Председателем тогда была Абашева Кальяр Саляхутдиновна. Очень хорошая женщина была, дела все вела правильно. К нашему колхозу относились еще и другие деревни: Зилай, Пиканы, Солшур, Байкуши. В то время машины у председателя не было. Так она верхом на лошади все эти деревни обходила. Вот какой председатель!

Дальше я отправилась в сторону магазина. Но попасть я туда так и не смогла — он был закрыт.
— Скоро откроют, — сказала Алевтина Мышкина, жительница деревни, — ближе к обеду открывают. Вон и народ уже потихоньку походит. Да что вам делать в этом магазине? Давайте я вам лучше наш медпункт покажу, а заодно и бывшие клуб, школу и столовую.
И мы пошли на улицу Школьную, где все эти здания находились. По дороге Алевтина Афанасьевна мне рассказывала, в каком доме кто живет.
— Вот этот дом совсем новый, и постройки здесь еще хорошие, — рассказывает А.Мышкина, — а хозяева в Юкаменское переехали- работать негде. На ферму-то кому сейчас охота. А покупать никто дом не хочет, далеко, говорят, не выгодно ни жить тут, ни под дачу держать. Тем более до нас автобусы не ходят, только на такси приходится. А это 300 рублей в одну сторону — очень дорого выходит. Вот тут дочь моя живет — Римма. А вот и она сама.
Римма Гуляева работает на ферме пастухом. Живет с мужем, дети выросли и разъехались, кто куда.
— На нашей ферме быков держат, — рассказывает Римма. — Вот мы вчетвером их пастушим. Работа неплохая: целый день на свежем воздухе, плохо, что зарплата небольшая. Ну, да нам хватает на жизнь. Ладно, я на обед пойду, потом снова на работу — скотина ждать не будет.
И мы с Алевтиной Афанасьевной отправились дальше.
— Вот это наш клуб, — показывает женщина. — Раньше здесь большими компаниями собирались, пели, танцевали, в игры разные играли. Сегодня вот смотрите — окна заколочены, сразу и не поймешь, что когда-то здесь было культурное учреждение. Сейчас тут зерно хранят. Клуб уже держать не к чему: молодежи нет, а старики сюда и не выйдут. Для зерна это помещение нужнее.
Тут же по соседству с клубом стоит трехквартирный дом.
— Здесь у нас была раньше школа и действующий медпункт, — говорит А.Мышкина.
Вид у здания хороший. Мы вошли во двор, но внутрь нам попасть не удалось — дверь заперта на большой амбарный замок.
С другой стороны дома находится медпункт. В палисаднике посажены цветы, вокруг все чисто и убрано — сразу видно: медпункт действующий.
— Мы туда тоже не попадем, — сказала Алевтина Афанасьевна, — фельдшер в отпуске, живет в соседней деревне — Нижняя Пажма. Поэтому и позвать ее не удастся. Вот можете еще и на нашу бывшую столовую взглянуть — раньше здесь школьников да рабочих кормили. Сейчас уже много лет стоит без дела.
Поблагодарив Алевтину Афанасьевну за проведенную экскурсию по окрестностям деревни, я отправилась обратно.
— Приезжайте к нам еще, — сказала напоследок женщина.

Всегда приятно встретить таких доброжелательных людей, как пажминцы, которые с легкостью идут на контакт и с такой увлеченностью рассказывают о своей маленькой родине. Глядя на них, думаешь: "Вот истинные патриоты своей родины. Такие никогда не предадут, горой встанут друг за друга и в трудные минуты всегда прибегут на помощь".
Алина Гуляева.

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите, пожалуйста, необходимый фрагмент и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам. Заранее благодарны!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх