Меню
16+

«Знамя Октября». Газета Юкаменского района Удмуртской Республики

27.11.2020 08:10 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 47 от 27.11.2020 г.

Дни, которые запомнились

9 ноября своё 80-летие отметит Николай Сергеевич Бушмелев

На стремнине

бурных событий

- Николай Сергеевич, наши читатели, помня вас, бывшего главу районной администрации, знают ещё как известного журналиста, Почётного гражданина Юкаменского района, Заслуженного работника культуры Удмуртской Республики. Не поделитесь ли воспоминаниями о днях-годах прошедших?

- Русскому советскому писателю Петру Павленко принадлежит знаменитая фраза: «Жизнь – не те дни, что прошли, а те, что запомнились». Запомнилось, скажу вам, немало хорошего, приятного, но, в первую очередь, поведаю о стремнине бурно протекавших событий, переплетённых необычными, а порой острыми ситуациями.

Служба в армии. Мужание, закалка характера, дружба, товарищество, взаимовыручка. Длилась она 3,5 года вместо трёх. Причина отсрочки увольнения в запас– кубинский кризис 1962 года. Мир находился на пороге атомной войны. В нашем подразделении ощущалась особая напряжённость, поскольку у нас находилось хранилище боеголовки (или боеголовок) с ядерным зарядом. Офицерский состав с тревогой ожидал возможного приказа доставить её к ракете-носителю.

К счастью, военного «пожара» не случилось. Противостояние двух стран, США и СССР, разрешилось дипломатическим путём.

Работа в аппарате райкома КПСС. Выборные должности: второй, первый секретарь, с апреля 1987-го по август 1991-го. Сразу отмечу, район в этот момент уже находился на подъёме: приведены в порядок дороги, построено несколько каменных школ, жилья, неплохо шли дела в народном хозяйстве. Предстояло, закрепив успехи, идти дальше. Не все планы сбылись. В результате переворота в 1991-м на смену советской власти пришла буржуазная общественно-политическая формация. Ельцин запретил деятельность КПСС на территории Российской Федерации. Многие коммунисты партбилеты сдали в архив. Некоторые, не массово, но вступили в ряды новой партии – сейчас это «Единая Россия».

- Каковы были ваши действия в той обстановке?

- Покинул свой кабинет в символический день – 7 ноября. Билет, разумеется, оставил при себе, помня слова Кирова о том, что партийный билет – это личное знамя большевика и его нужно пронести через всю жизнь, как чистое сердце, незапятнанное, без потерь. И, конечно, политическую активность не сбавил. Осенью того же года вступил во вновь созданную Российскую коммунистическую рабочую партию (РКРП), преемницу КПСС, членом которой являюсь по сей день.

- Почему не в зюгановской КПРФ?

- По-вашему, она коммунистическая? Я так не считаю. Действия (точнее бездействие) бывших секретарей райкомов партии и других высокопоставленных чиновников, учивших народ правильной жизни, сильно возмущают. Одни приумолкли, другие, перекрасившись, все из себя белые и пушистые, сегодня усердно хлопочут на капиталистической кухне.

- Как же так получилось, что многочисленная КПСС очень быстро сдала позиции?

- Численность, не в последнюю очередь, ослабила единство её рядов. Забыли ленинский принцип: «лучше меньше, да лучше». На местах, следуя требованию свыше, пополняли ряды рабочими и крестьянами, отличными в труде, но не всегда готовыми принять на себя груз политической ответственности. Много других причин, в том числе горбачёвская перестройка, его предательство.

Партию стали отделять от хозяйственных дел, отводя ей чисто идеологическую направленность, затем последовала отмена шестой статьи конституции, закреплявшей руководящую роль КПСС. Это вкупе с активизацией антикоммунистов и антисоветчиков из отряда так называемых ельцинских «демократов», способствовало не только уходу партии с политической арены, но и привело к распаду огромной страны.

Перестройка диктовалась жизнью, но её следовало проводить продуманно и людьми честными, политически и идейно стойкими, не пустословом Горбачёвым и пьющим Ельциным.

На посту главы районной администрации. Согласно Закону о местном самоуправлении в апреле 1994 года в республике прошли выборы глав районных администраций. Мне выпала большая честь стать высшим должностным лицом, избранным всенародно, и возглавить район. Рьяные ельцинисты из республиканской комиссии засомневались в итогах голосования, по их мнению, не могло быть такого, чтобы в единственном районе республики прошёл коммунист. Проверили бюллетени, ошибок не нашли.

Однако это были только цветочки, ягодки меня ждали впереди. И очень горькие. Экономика в стране рухнула. Околоельцинские дельцы, подобно Чубайсу, грабили народ, набивая карманы миллионами рублей и долларов. Обогащалась и президентская родня. Даже юморист Галкин говорил со сцены голосом Ельцина: «Зря меня ругают за расход средств, я все деньги трачу на семью».

Нам же было не до шуток: душил финансовый голод,задержка зарплаты до двух-трёх месяцев. Сплетники пускали слух, будто бы администрация тратит деньги не по назначению, хотя знали, что вся страна бедствует. Тяжелейшая обстановка, особенно в семьях бюджетников. Коллективы учреждений осаждали администрацию, требуя выдать им положенное жалованье. Звучали нелицеприятные колкости, мол, что брался, если нет толку. Что делать? Оставалось терпеть, на справедливые требования отвечать сдержанно, взвешенно.

Обращались за помощью милиция, некоторые колхозы. Представьте, из-за отсутствия горючего простаивала хлебоуборочная техника, а милиция не могла выезжать на происшествия. Источники финансирования у них были, конечно, другие, но, куда деваться, приходилось выкручиваться, что-то выкраивать из скудного бюджета. Шли на поклон к начальству Глазовской нефтебазы. Несколько раз приглашали «на костёр» её директора. И не зря. Нам горючее отпускали в долг. На просьбу увеличить району ассигнования замминистра финансов отвечал шуткой: мечтать не вредно.

Да, было бы весело, если б не было так грустно. Как снежный ком наваливались другие беды: упала труба больничной кочегарки, школьный водонасос из-за загрязнения почти каждую неделю выходил из строя, потребовались ремонт больничной водокачки и замена электродвигателей на центральной котельной. Именно в столь сложный момент специалисты «Сельэнерго» тоже решили заработать на хлеб, вдруг озаботились состоянием электропроводки в школах. В какой-то степени выручала тогда форма взаимозачётов, на которую поставщики и исполнители работ шли очень неохотно. Всего не перечесть…

Что касается моих политических взглядов, то они не вызывали симпатий в правящих кругах республики, потому что, случалось, на совещаниях выступал с откровенно антиельцинских позиций, не допускал обанкрочивания колхозов и совхозов. Однажды перед выборами в Госдуму, нам, главам, в правительстве дали задание срочно собрать подписи за одного из авторов буржуазной конституции, Сергея Шахрая. Как вы, наверное, догадываетесь, мы проигнорировали, как о и том, что пришёл конец моей карьере. «Кость в горле» удалили в 1998-м с формулировкой «в связи с истечением срока полномочий». Предлагали вернуться на прежнее место работы, на радио. Но оно было занято, сотрудника хотели переместить. Категорически отказался: не должен кто-то из-за меня страдать. На пенсию ушёл с безработицы.

Вот такая моя доля…

вся история

района в газете

Только что рассказал о сложнейшем положении в период «финансового голода». Но жизнь ни на минуту не останавливалась. Хлеборобы и животноводы наперекор трудностям добивались неплохих результатов. Наши, можно сказать, легендарные строители достроили Новоеловскую и Засековскую школы, возвели автовокзал, несколько разных объектов производственно-хозяйственного назначения, медики лечили больных, педагоги учили детей, в домах культуры звенели голоса самодеятельных артистов. Установили дружественные связи с венгерским городом Энинг.

Но это было позже, а сейчас вернёмся в 1967-й год, когда прибыл из Глазова в Юкаменское.

- Ни разу не пожалели о переезде из города в село?

- Ни капли огорчения. Возрастом был молодой, к тому же учился заочно на отделении журналистики Казанского университета. Был коммунистом. Обком КПСС направил организовать выпуск новой газеты «Знамя Октября». Как тогда полушутя-полусерьёзно говорили, партия сказала «надо!», комсомол ответил «есть!»

Благодарю судьбу за то, что она «десантировала» меня сюда. Здесь встретил великих тружеников, мудрых, прекрасных людей. От них получал заряд энергии для творчества.

Трудности, конечно, вначале были и очень большие. Представьте, наш район после объединения с Глазовским возвращается «домой». По сути дела,ограбленным, обессиленным. Что уж там говорить о кадрах, тем более профессиональных. Перебивались, как могли. В типографию завезли печатную машину со свалки из Киясова. Набор – ручной. Бедные полиграфисты! Их мучения иногда завершались только в четыре утра. Однажды произошёл вообще курьёзный случай. Печатник забыл закрепить раму с набором двух полос, после включения машины они слетели на пол и рассыпались, а это почти двадцать тысяч знаков-букв! Теперь условия изменились.Электроника всюду хозяйничает.

Однако выдержали, со временем всё наладилось. И в редакцию постепенно приходили молодые, энергичные сотрудники. Сложился дружный, спаянный, творческий коллектив. На страницах газеты выходили содержательные материалы, тёплые, интересные рассказы о людях труда. И, конечно, об участниках гражданской и Великой Отечественной войн. Кстати, их бесценные воспоминания легли в основу книги «Память огненных лет».

У читателей пользовались популярностью рубрики «О людях хороших», «По следам наших выступлений», тематические страницы «Юность», «Народный контроль», «Доктор Шершенёв». За круглым столом в редакции встречались доярки-трёхтысячницы, женщины-механизаторы, активные селькоры.

Нынче оформится уже 53-й том родного детища – газеты «Знамя Октября», в ней — вся история района.

- Историю района творили более трёх тысяч героев вашей книги «Край наш юкаменский».

- Пожалуй, правильнее сказать, тоже творили, чтобы не обидеть других, ибо в развитии района принимал и принимает участие каждый, кто жил и живёт сейчас на юкаменской земле.

- Нагрузку, наверное, испытывали неимоверную, постоянные поездки, работа над текстами по вечерам. А как семья?

- Признаюсь, не хватало им моего внимания. Всех обогревала своими заботами супруга Муза Вениаминовна. Мы с ней вырастили трёх сыновей. Они отслужили в армии, обзавелись семьями, трудоустроены. Старший, Григорий, живёт с нами. Он со школьной скамьи помогал матери. Бывало, придёт после уроков в субботу, возьмёт тряпку и вымоет пол. А, повзрослев, уходя на работу, иногда баловал её поцелуями. Мы с супругой прожили вместе уже без малого пятьдесят семь лет. Сейчас она, к сожалению, серьёзно больна. Большое, сердечное спасибо мы говорим снохе Ирине, которая ухаживает за ней, как за кровной матерью. Горжусь званием – я уже дважды прадед.

- Что бы сегодняшний прадед сказал себе молодому?

- Произнес бы ленинскую фразу с плаката, которая звучит примерно так: «Правильной дорогой идете, товарищ».

У журналиста

не бывает выходных

- Вами выпущено девять различных печатных изданий о жизни района. В последней книге «Край наш юкаменский» собран большой фактический материал о людях, несомненную ценность представляют документы исторического происхождения. Как удалось изыскать такое творческое богатство?

- Разумеется, это результат многочисленных встреч во всех населённых пунктах, на производственных участках. Мне, как члену бюро райкома (23 года), поручали проводить не только партийные, но и хозяйственные собрания. Кроме того, лекции, поездки с художественными коллективами. А уж как работнику райкома партии и главе администрации, по выражению верующих, сам бог велел бывать на местах.

Время, проведённое в колхозе «Красный Октябрь» в качестве уполномоченного (райком партии практиковал такую форму шефства, хотя выглядело это немного странным – хозяйство-то было передовым), не пропало даром – родился очерк «На отцовской земле».

О фактах исторических. Захотелось установить дату выхода первого номера районной газеты «Ударник». Получилось. В областном архиве города Кирова обнаружил большую переписку священников по вопросу строительства храма в селе Юкаменском-Богоявленском. Много информации появилось в открытых архивах Министерства обороны. Мне повезло с поисками, в советское время доступ к архивным материалам без грифа «секретно» был свободным и бесплатным.

Сейчас ситуация другая, нужно платить. Как известно, ещё по УказуСв. Синода от 24 октября 1776 года было разрешено «построить деревянную церковь в казённом селении при речке Шолшур». За просьбу найти этот документ Исторический архив запросил у меня 750 рублей. Выслал. Примерно через полгода (архив переезжал из Москвы в Петербург) за проведённую работу запросили ещё столько же. Ответ получил обескураживающий: «Документ не обнаружен».

- К сказанному следует добавить, что вы помогли выпустить по два издания ярскому и красногорскому авторам. В 2012 году вышла книга «Человечество оберегающие» об истории развития ветеринарной службы Удмуртской Республики.Работая в райкоме, главой администрации, вы не прекращали связи с нашей газетой, продолжаете сотрудничество в настоящее время. Опубликовано несколько стихов на русском и удмуртском языках. Что-то ещё есть в планах?

- Если успею, издам новую книгу, её пока рабочее название «Юкаменское. Начало 21-го века.

- Как говорится, покой вам только снится?

- У журналиста не бывает выходных.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

18