Меню
16+

«Знамя Октября». Газета Юкаменского района Удмуртской Республики

28.02.2020 07:24 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 8 от 28.02.2020 г.

Сибиряк из деревни Абашево

Александра Владимировича Калинина из деревни Абашево уже успели узнать жители нашего района, когда самодеятельный поэт со своими рукописями вышел на сцену районного дома культуры. Слушая его стихи, можно понять, что сибиряк из Хакасии многое пережил в своей жизни. Но каким бы трудным не был его жизненный путь, не очерствел душой. Искреннее восхищение природой удмуртского края, нашими простыми деревенскими жителями, о которых он пишет в своих стихах, заслуживает того, чтобы на страницах районной газеты мы рассказали о его необыкновенной судьбе.

Александра Владимировича Калинина из деревни Абашево уже успели узнать жители нашего района, когда самодеятельный поэт со своими рукописями вышел на сцену районного дома культуры. Слушая его стихи, можно понять, что сибиряк из Хакасии многое пережил в своей жизни. Но каким бы трудным не был его жизненный путь, не очерствел душой. Искреннее восхищение природой удмуртского края, нашими простыми деревенскими жителями, о которых он пишет в своих стихах, заслуживает того, чтобы на страницах районной газеты мы рассказали о его необыкновенной судьбе.

Его маму воспитал в своем духе не родной дед-татарин, который в юности учился вместе с Лениным в Симбирской гимназии. На фронт она отправилась добровольцем после того, как узнала о гибели мужа. Сопровождала эшелоны с ранеными солдатами в тыловой госпиталь. Но женщину вернули обратно, когда узнали, что под сердцем она носит ребенка. В 1942 году Раиса Ивановна вернулась обратно на работу — на рудник. Работала на руководящей должности по части снабжения, была грамотная, состояла в партии коммунистов, имела именной пистолет марки «ТТ». Время военное было, ребеночка уберечь не смогла.

Однажды дала приказ накормить голодных пленных немцев, а ночью лошадиные обозы с хлебом от железнодорожной станции добраться до пункта назначения не смогли — дорогу замело. Потому на следующий день хлеба своим не хватило. Тогда ее отдали под суд, приговорили к 10 годам сталинских лагерей. Отец Александра Владимировича – коренной москвич – тоже отбывал наказание в тех краях, но незначительное, в селе Ново – Михайловском находился на вольном поселении. Родители встречались, и в 1949 году за колючей проволокой родился мальчик по имени Саша.

Для детей осужденных женщин были отдельные ясли, а их мамы после работы приходили кормить грудью своих малышей. Так три года и пролетело. Кудрявый чернявый мальчишка уже с первых лет жизни тянулся к книгам. «Раиса Ивановна, заберите своего маленького Пушкина, опять он тумбочки все пооткрывал», — сокрушалась воспитательница в лагере, когда мамы навещали своих детей. Когда мама отсидела пять лет из десяти положенных, в стране вышел указ о повышении рождаемости. Женщины с детьми попали под амнистию. Матери, которая до нахождения в лагере добровольцем побывала на фронте, обещали вернуть ее прежние заслуги. Поехать бы домой, да родная бабушка Саши не захотела принять бывшую заключенную. Деда уже не было в живых, так что заступиться за женщину с ребенком было некому. А муж, с которым они договорились встретиться после заключения, вернулся жить к первой жене. Потому пароход, где были и маленький Саша с мамой, в Красноярске причалил, но надежд на какое-то будущее не сулил.

Когда плыли на том самом пароходе, чтоб добраться до «большой земли», каких только людей в пути не повидали. Среди них одна довольно обеспеченная семья предложила бедной женщине продать шустрого симпатичного мальца, сулила за это деньги. А когда женщина отказалась, хотели обманным путем украсть ребенка. На пароходе находились освободившиеся из заключения воры – битые волки, у которых глаз был наметан, они и предупредили: «Мамка, сына от себя ни на шаг не отпускай, а то потеряешь!».

Раз в Красноярске на пристани никто не встретил, а деньги закончились, мать решила последний холщовый мешок продать, лишь бы накормить ребенка. Когда Саша очень громко плакал, находясь на берегу, к ним подошел генерал Гвоздев, который прибыл этим же пароходом, и дал задание своим подчиненным накормить, дать денег и отправить женщину с ребенком на родину. В Минусинске мать вызвали в райком партии, чтоб вернуть ей партийный билет. А у нее такая обида подступила комом в горле, что бросила партбилет на стол и вскоре устроилась работать на буровую.

К тяжелой физической работе Раисе Ивановне было не привыкать. Поселилась с сыном в городе Сорске в деревянном одноэтажном бараке, где когда-то жили другие бывшие заключенные. Мальчишку приходилось оставлять дома одного, а сама целыми днями пропадала на производстве. Одинокой женщине с ребенком было еще труднее, чем семейным парам, впрочем, матерей-одиночек после войны можно было встретить на каждом углу. Помнит Александр Владимирович из того послевоенного детства, как среди нехитрых пожитков в их маленькой комнатке висело на гвозде деревянное коромысло. Соседка стучала в окно, а мальчик в форточку подавал ей эту семейную ценность, чтоб та могла натаскать воды. После чего сердобольная соседка часто давала мальчику поесть.

Сидя взаперти, мальчик любил читать книги, когда за окном смеркалось, забирался с фонариком под одеяло и так читал. Когда рудник закрылся, мать устроилась кладовщицей. Семья Калининых не один барак поменяла, но эти жилища были похожи друг на друга как две капли воды: все условия на улице, валенки на ногах пристывали ко льду в общей уборной. Горняцкий поселок сначала носил имя Ф.Э. Дзержинского, не сразу стал городом Сорском. Здесь мальчик пошел учиться в школу, часто видел на улице, как конвойные с собаками сопровождали заключенных на строительство ТЭЦ, в поселке селились и жили ссыльные бандеровцы. В тех местах Красноярского края что только не добывали и не перерабатывали для нужд народного хозяйства – вся таблица Менделеева умещалась в округе, — шутит по-своему Александр Владимирович.

Закончил учебу в 8 классе, как ни хотелось учиться дальше, тем более что отличался хорошей успеваемостью среди сверстников, но пришлось оставить школу. Мама, работая на производстве, получила тяжелую травму. 15-летним пареньком пошел работать в бригаду малолеток, которые ничему не были обучены, и без мастера – старшего, сами по себе пробаловались целый месяц, заработав с друзьями по пять рублей на брата. Было это в 1965 году. Прослышали товарищи, что деревообрабатывающий комбинат набирает учеников. Недолго думая, подались туда. Один пошел в столярку, другой помощником молотобойца, а Сашка записался в бригаду на пилораму бревна ворочать. Там платили больше, а у него на руках была мама. Доставалось так, что приходил с работы и падал на кровать до самого утра. Постепенно втянулся, но о продолжении учебы в вечерней школе и думать уже не хотелось.

Однажды нашел в газете объявление о том, что в речное училище РЭБ-флота (ремонтно-эксплуатационной базы) принимают юношей с 8-классным образованием. Город Енисейск – это почти родина, которую когда-то оставила его мама, скитаясь по разным местам. Тут наконец-то взрослеющий парнишка почувствовал себя в своей тарелке. Начал заниматься спортом. Большое влияние оказал на него 60-летний тренер, который пережил блокаду Ленинграда в годы войны и получил образование в институте физкультуры и спорта. Во многом Александр брал с него пример, выезжал на зональные и краевые соревнования по конькобежному спорту, защищая честь общества «Трудовые резервы». Часами кувыркался на турнике, воспитывая в себе характер и волю.

Выучился, работал по профессии, встретил любимую девушку, которая клялась, что любила, но со службы в армии не дождалась солдата. Вернулся, а она уже замужем за другим человеком. И тут снова рудник распахнул для него двери, как когда-то для его матери. Добыча полезных ископаемых была основным производством в тех краях, рудник, как огромное чудовище, забирал здоровье и силу человека, связавшего свою жизнь с тяжелым трудом. Проводя на одном из участков сварочные работы, Александр Владимирович сорвался с эстакады и упал с высоты, сильно повредив руку и ногу. Один из опытных хирургов поставил аппарат Елизарова на правую руку. Опять же мама помогла преодолеть это испытание, ухаживая и заботясь о здоровье сына. Через всю жизнь он пронес огромную любовь к этому единственному родному человеку, которая никогда не предаст, но всегда поддержит в трудную минуту. Её светлый образ до сих пор стоит перед его глазами.

А с супругой Мариной Петровной из деревни Турчино Юкаменского района Александр Владимирович познакомился, когда она по распределению приехала работать в тот самый город Сорск. Там бы, наверное, и остались жить, если бы не поездка в гости в Удмуртию в 2011 году. Всех родственников жены навестили в Пышкете, Турчино, Абашево, в баньке попарились, за столом посидели. Ночью Александр Владимирович вышел во двор, находясь у тетки в Абашево, и так ему хорошо на душе стало от зимней тишины и лунного света. Вспомнился свой Сорск, в котором после очередного взрыва на рудничном карьере город накрывает желтый смог. Да еще тетка подбила – переезжайте, как раз дом в деревне продается. Никто же не сказал, что дорога до деревни Абашево почти не проезжая в распутицу. Иной раз Александр Владимирович выберется из глубинки в райцентр и часто пешком шагает до накатанного тракта. Кто знает, о чем в это время думает этот много переживший в своей жизни человек? Только его папка со стихами собственного сочинения становится все толще…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

28