Меню
16+

«Знамя Октября». Газета Юкаменского района Удмуртской Республики

07.02.2020 08:38 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 5 от 07.02.2020 г.

«Скучаю по своим коровам»

2020-й год юбилейный на события из истории нашего района. Об этом в одном из номеров районной газеты напомнил в своей публикации Николай Сергеевич Бушмелев. Вот одно из значимых событий. Десять лет назад две доярки нашего района – Л. Х. Никифорова (ООО «Родина») и Э. Ш. Арасланова («Нива») — впервые добились пятитысячного надоя на фуражную корову. Одну из них – Лямзию Хадиевну Никифорову из Юкаменского я попросила вспомнить о тех годах и рассказать, чем и как сейчас живет первая в районе пятитысячница.

2020-й год юбилейный на события из истории нашего района. Об этом в одном из номеров районной газеты напомнил в своей публикации Николай Сергеевич Бушмелев. Вот одно из значимых событий. Десять лет назад две доярки нашего района – Л. Х. Никифорова (ООО «Родина») и Э. Ш. Арасланова («Нива») — впервые добились пятитысячного надоя на фуражную корову. Одну из них – Лямзию Хадиевну Никифорову из Юкаменского я попросила вспомнить о тех годах и рассказать, чем и как сейчас живет первая в районе пятитысячница.

Это были тяжелые годы в развитии животноводства, но некоторым хозяйствам удавалось делать рывок вперед, и на фермах в районе кроме передовиков-трехтысячниц появлялись первые пятитысячницы. Тогда я работала на Мальгиновской ферме ООО «Родина», где руководители Ильдар Нурисламович и его сын Рустам Араслановы смогли обеспечить все условия для получения высокой продуктивности коров. В подобных условиях можно и семь тысяч килограммов молока доить от коровы, а быть дояркой-пятитысячницей на такой ферме – совсем не предел.

Мне определили группу, в основном, не здоровых животных, их надо было долго и упорно лечить. Я прохода не давала ветеринарам, чтобы они проставили все уколы, постоянно следила, как действуют ветпрепараты на самочувствие буренок. И добилась своего: во-первых, уберегла их от выбраковки, во-вторых, из них получились высокоудойные буренки. При хорошем уходе и разнообразном сбалансированном кормлении мои коровы не только поправились, но и стали давать больше всех молока. Общественный скот в других хозяйствах тогда не видал таких кормов, как у нас.

Коровы у нас всегда были чистые, ухоженные. Их доярки мыли специальным шампунем. Руководство хозяйства шло нам навстречу и старалось обеспечить всем необходимым для производства продукции. С нас, доярок, требовали по полной, и мы могли сказать: если хотите поднять надой до максимума, то надо иметь для этого все необходимое. Потому нам никогда не отказывали ни в каких материалах, всего было в изобилии. Ведь не зря же говорят: что вложишь, то и возьмешь.

Часто мы по своей инициативе приходили на работу ранним утром, чтобы успеть помыть 4-5 коров. Никто нас не заставлял до рассвета появляться на рабочем месте, но доярки сами решили: раз требуют содержать животных в чистоте, надо найти на это дополнительное время. Сейчас думаю, когда же мы отдыхали? Я приходила с вечерней дойки, когда дети дома уже спали, а уходила на работу, тоже видя их спящими. Понятно, что при таком рабочем ритме домашние по головке нас не гладили, наоборот, часто сердились. Но такими мы были, любили свою работу, тяжелый физический труд был для нас, женщин, просто каждодневной необходимостью. Я и сейчас называю себя трудоголиком по жизни. Нынешнее поколение не станет работать до изнеможения, как это делали мы.

После утренней дойки освобождались к 11 часам дня. Придешь домой — и покушать надо, и ко сну клонит, но вскоре снова надо бежать на ферму. Ведь предупредили, что подвезут к ферме опилы, успеть бы разнести ее на подстилку коровам. Особенно тяжело давалось дояркам разносить заранее приготовленный квас для коров: бегали по двору с ведрами в руках и каждую корову старались напоить этим напитком два раза в день по два ведра. Кроме того, кормили буренок корнеплодами – распределяли по кормушкам картофель. Сейчас так, вручную, никто не кормит. А мы с женщинами понимали друг друга с полуслова и делали все, что от нас зависело.

Доярки на ферме подобрались такие, что работали — как одна команда. Мне в жизни повезло, я все время трудилась с людьми, душой болеющими за дело. И никогда не сталкивалась на рабочем месте с тем, чтобы каждый на себя одеяло тянул, такого не было. Может, кому-то покажется смешным, но я тогда весила всего 39 килограммов. Да все доярки тогда на ферме ходили, будто стройные дюймовочки. Такими нас делал тяжелый, подчас не механизированный, физический труд. Но всему начало настрой, а он у нас был такой созидательный, что сегодня хотелось работать лучше, чем вчера, а завтра лучше, чем сегодня.

Продолжая трудиться на Мальгиновской ферме, я застала здесь установку молокопровода во дворе. Намного легче стало дояркам, но мы не переставали следить за тем, какое количество продукции и каким качеством отправляли ее на переработку. В моей группе, например, были коровы, которые давали больше 40 килограммов молока за сутки. На ферме была введена двухсменка, все-таки работать на износ без выходных дней любой человек долго не сможет.

На вторую смену к нам стали привозить камковских доярок – и это тоже была своя сплоченная команда. Никто никогда не подводил. В обеденное время мы спокойно передавали своих коров в их руки. Мне лично попалась очень ответственная женщина, хотя все равно я каждое утро проверяла, все ли молоко она выдоила накануне, не допустила ли мастита. Подменная доярка – это первый человек на ферме, и если она обеспечит надежный тыл своей напарнице – успех в деле обеспечен. Я бы и сегодня с удовольствием пошла работать на ферму, а тогда вынужденно, по семейным обстоятельствам, пришлось уйти с фермы.

Очень скучаю по коровам. Первое время все звонила зооветспециалисту Мальгиновской фермы Валентине Семеновне Ешмеметьевой, спрашивала, как там мои буренки. Когда услыхала от нее, что одна корова поражена маститом, другая моя любимица болеет, не стала больше спрашивать. Больно слышать такое. Иногда летом с ребятами за грибами-ягодами пройдусь мимо Мальгинов, увижу стадо коров на пастбище, узнаю своих родных буренок, и так сердце защемит, что думаю: лучше не звонить и не спрашивать.

До Мальгиновской фермы я лет десять работала на Ешмаковской ферме, там условия работы для доярок были хуже. Время такое выпало: начало двухтысячных годов, сельское хозяйство, фермы на глазах разваливались. Но в Ешмаково тоже был хороший, дружный коллектив животноводов. Потом переехала жить в райцентр и меня перевели на ферму в объединенное ООО «Юкаменское». После реорганизации Мальгиновское отделение вошло в состав ООО «Родина». Мы с мальгиновскими доярками умудрялись в таком «напряге» работать и в то же время отмечали сообща праздники, дни рождения. Например, в день рождения кому-то родные на машине подвезут приготовленные салаты на ферму, другую доярку отпустишь домой: «Давай беги, я и твоих коров подою», а потом она вечером уже с горячей стряпней идет на ферму угостить подруг. Так жили, и теперь еще встречаемся друг с другом. Созвонимся, встретимся, посидим у кого-нибудь дома за чашкой чая.

Некоторые из нашей команды до сих пор работают на ферме, например, Ирина Сысоева, сейчас переехала в Гулекшур. Алевтина Логиновна Караваева, к сожалению, сейчас болеет, хотя и на пенсии еще трудилась в животноводстве. Нина Плетенева – подменная у нас была, приезжала на работу из Жувама, сейчас в Глазове на птицефабрике устроилась. Валентина Семеновна и Андрей Викторович Ешмеметьевы – без них я не представляю коллектив Мальгиновской фермы, их в любое время дня или ночи разбуди – они тут как тут уже на ферме.

Год назад я вышла на пенсию, но отдыхающей дома я себя не представляю, хотя мне нет-нет да приходится водиться с внуками. Пенсионный возраст – это не преграда для того, кто не мыслит себя вне коллектива. И я благодарна коллективу хлебозавода, где устроилась сейчас уборщицей, за то, что мне дают возможность трудиться. А на ферму, если позвали бы меня, я снова пошла бы, не задумываясь. Животноводство – это мое призвание, родом я из деревни Муллино, родители тоже всю жизнь были заняты в сельском хозяйстве.

Во время работы на фермах я получала немало наград – грамот, дипломов, которые сейчас никакой роли не играют, ветераном труда так и не стала. А когда еще выезжала в столицу республики на чествование доярок, то возвращалась домой очень расстроенная. Туда съезжались доярки — 9-10-тысячницы из южных районов Удмуртии. Быть среди них пятитысячницами даже стыдно. Нашим животноводам при современных условиях работы можно добиваться таких же высоких надоев. Ни одна заметка в районной газете про животноводов не оставляет меня равнодушной. Дояркам я пожелала бы гордиться своей профессией.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

35