Меню
16+

«Знамя Октября». Газета Юкаменского района Удмуртской Республики

13.03.2020 14:45 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 10(9211) от 13.03.2020 г.

Только дятел-лекарь стучит своим длинным клювом

Бадеро – деревня, можно сказать, находится на отшибе. От трассы Юкаменское-Глазов еще восемь километров добираться в глубь полей и лесов. Как сегодня живет эта деревня?

Бадеро – деревня, можно сказать, находится на отшибе. От трассы Юкаменское-Глазов еще восемь километров добираться в глубь полей и лесов. Как сегодня живет эта деревня?

Почти голые сосны густо растут на красной глиняной горе, которую местные жители прозвали меж собой – Зямблат. Это сейчас спускаться по ней очень даже комфортно и небезопасно, потому что несколько лет назад наш депутат Госсовета Удмуртии Владимир Петрович Невоструев приложил все усилия, чтобы наказ избирателей – жителей деревень Бадеро, Кокси, Тутаево был выполнен и дорога построена.

Уже заезжая в окрестности деревни Бадеро, видишь: многие дома по Центральной улице стоят друг за другом опустевшие, давно не чищены к ним дорожки в высоких сугробах снега. По словам самих жителей, только за последние 3-5 лет из Бадеро уехали почти все молодые семьи с детьми. Не имея работы в деревне, а имея на руках сертификат материнского капитала, они приобрели жилье в городе. Пожилые люди доживают свой век, не трогаясь с места, только некоторые из них перебрались под старость лет к детям. Вот и опустела деревня.

Первым мне навстречу вышел Мухатдис Мингараевич Балтачев. Еще летом пенсионер пас коров, работая на местной ферме КФХ «Ибрагимов Н. Т.», но заболел. В Глазове врачи смогли поставить человека на ноги, сказав, что теперь он снова «готов к труду и обороне». Только бывший колхозный электрик уже не рискует работать, годы не те. Для поддержания нормального самочувствия каждый день прогуливается по своей улице Логовая с верной собакой — дворняжкой.

Крупный рогатый скот еще в августе перегнали с Бадеринской фермы в Засеково. Негде бадеринцам трудоспособного возраста найти себе применение в родной деревне, приходится ездить на работу в соседний населенный пункт. После того, как Бадеринскую животноводческую ферму передали хозяйству «Куркан», там начался большой ремонт животноводческого двора. А у бадеринцев появилась надежда, что скотный двор скоро заполнят крупным рогатым скотом, и откроются рабочие места хотя бы для двух-трех человек. Пока же четверо бадеринцев, среди которых две доярки, ездят на работу на Засековскую ферму. 7-8 мужчин из Бадеро на своих машинах ежедневно отправляются на работу в Палагай – центральную усадьбу ООО «Куркан».

Год назад вышел на заслуженный отдых передовой на всю республику комбайнер Сергей Николаевич Невоструев, но не смог расстаться с колхозным производством. Такого механизатора еще поискать, не представляет он себя сторонним наблюдателем, когда на полях идет посевная или уборочная страда. Виталий Соломин задействован электриком на центральной усадьбе ООО «Куркан». Анатолий Юрьевич Жуйков, работая в «Куркане» механизатором, в зимнее время встал на учет в центр занятости. Вместе с супругой, которая работала в деревне библиотекарем, завели в домашнем хозяйстве три коровы. Кроме них коров уже никто не держит в Бадеро. Возят молочные продукты своим знакомым в Юкаменское, да и местные иногда приходят за свежим коровьим молоком.

Еще 5-6 деревенских мужчин, нигде официально не трудоустроенных, тоже без дела не сидят – перебиваются «халтурками». Жить как-то надо. Помогают колоть дрова для пенсионеров, ведь в деревне почти у всех жителей деревянные дома с печным отоплением. Хотя и природный газ давно дошел в деревню, у каждого чуть ли не в палисадниках под землей протянут газопровод, только подключаться к нему бадеринцы не торопятся. Сегодня уже большая редкость, когда деревенские жители держат полный двор скота. У семьи Невоструевых Розы Серафимовны и Андрея Геннадьевича по сегодняшним меркам как раз такое хозяйство, в котором выращиваются и бычки, есть овцы и козы. Потому чай без молока Невоструевы не пьют. Хоть и постоянно в работе, но зато даже их родственникам из города свежее мясо перепадает.

Продавцом в Бадеринском райповском магазине Муршида Ярулловна Невоструева. Радуются жители деревни, что сюда через день привозят свежую продукцию Юкаменского хлебокомбината. Городских пряников и печенья им не надо, юкаменские кондитерские изделия намного вкуснее. Кроме магазина повседневного спроса другим общественным местом в деревне является медпункт. Он находится в хорошем типовом здании на втором этаже. Я заглянула к хозяйке медпункта – фельдшеру Светлане Иннокентьевне Жуйковой, которая обслуживает участок, куда входит и соседний Малый Дасос. Сумка с красным крестом у медработника всегда наготове, в ночное время к больным вызывают скорую помощь из райцентра. В медпункте были посетители, которым кому капли закапали в глаза, кому укол поставили, а кому и давление измерили. Но все они высказали просьбу, что неплохо бы снабдить медпункт физиоаппаратурой.

Сюда же в медпункт привозят лекарства из аптеки, не надо лишний раз ездить за этим в райцентр. Сюда приезжает участковый врач из районной больницы Алена Владимировна Поскребышева и осматривает население разного возраста. Только флюорографию они проходят в Юкаменской больнице. Потому в поле зрения медиков каждый житель деревни, совсем не осмотренных нет. В медпункте я познакомилась с 90-летней Валентиной Даниловной Невоструевой, которая пришла на процедуры. В Бадеро она в молодости вышла замуж, переехав из Красногорского района. Говорит, что всю трудовую жизнь в колхозе всей деревней работали, а теперь от колхозного добра и следа не осталось.

- Нынче молодые живут как в гостях, а мы на траве росли, на крапиве, и болеть некогда было, все работали, — рассказывает Валентина Даниловна, — десять фунтов муки в колхозе дадут, бывало, даже варить некогда, с холодной водой перемешаем эту муку и так едим. А когда на сплав леса в Валамаз отправили, по 400 граммов хлеба выдавали, если норму выполнишь. Есть охота, так почки с деревьев собирали, траву и коренья из земли кушали. Потом Кекоран был, вручную ломом камни долбили, а они не разбиваются. Но ведь такую высокую гору разобрали и по кусочкам перенесли одни женщины, чтоб железнодорожная ветка пролегла. Вот где мы молодость свою положили. А сейчас чай пьем — на хлеб масло сливочное мажем. Все сыты, обуты, одеты. Пенсию каждый месяц получаем. А вот работы молодым нет. Я по молодости думала, работа в деревне никогда не кончится, но нет. Молодые из-за этого в город подались, а кто нам-то, старикам в деревне, на смену придет? Ведь умрет деревня. Я по телевизору передачу смотрела, как на месте заброшенной деревушки птицеферму построили, людям работу дали, а у нас таких, как видно, не находится.

Не стало слышно в деревне и детских звонких голосов. Только дошкольница Катя пяти лет и ученица Женя – обе Жуйковы — ездят на школьном автобусе из деревни Бадеро в Засеково, одна на уроки в школу, другая посещает детсад. Сельский клуб закрыт из-за отсутствия культработника, но население старшего возраста все равно собирается на посиделки, хочется пожилым женщинам общаться друг с другом. И в этот день, когда я, корреспондент, побывала в Бадеро, бадеринцы праздновали Масленицу.

- Скольких бадеринцев отправили на фронт, когда началась война, и только двое израненных солдат вернулись обратно. Да еще двое были на трудовом фронте, — поведала одна из коренных жительниц деревни Бадеро — Зинаида Васильевна Жуйкова. — Считай, одни солдатские вдовы остались в деревне после войны. Работали они, себя не жалея, и детей поднимали в одиночку. Но духом не падали. В нашей деревне учительствовала тогда Таисья Яковлевна Поздеева. Она же и сводку в Юкаменское носила: сколько гектаров убрали, сколько намолотили, сколько молока на ферме надоили – за все отвечала деревенская учительница. Сейчас она живет в Юкаменском.

Когда я вышла из двухэтажного здания бывшей конторы хозяйства, обратила внимание на тополя-великаны, что растут у входа. Под высокими деревьями уже опасно проходить, не дай бог кому-нибудь на голову упадут тяжелые ветки. На дереве сидел дятел и, не переставая, стучал своим длинным клювом, будто лекарь оздоравливал старое полусухое дерево. Подумалось: в опустевшем Бадеро, где давно не слышны детские голоса и мычание коров на заре, все-таки еще теплится огонек жизни.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

47