Меню
16+

«Знамя Октября». Газета Юкаменского района Удмуртской Республики

18.09.2020 07:43 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 37 от 18.09.2020 г.

Здесь замки на двери не вешают

Автор: Татьяна Ворончихина

Деревня Эшмет с единственной односторонней улицей.

Хочется побывать во всех уголках нашего района, куда еще поддерживается в более-менее нормальном состоянии хоть какая-то проезжая дорога – с такой целью я побывала недавно в Эшмете. Находится он между Кельдыками и Новоелово. Только двигаясь по главной дороге, надо свернуть налево и ровно через километр покажутся бревенчатые избы эшметцев. Когда-то здесь с двух сторон убегающей вдаль улицы стояли рядом друг с другом дома многих хозяев крепкой руки, которые навсегда покинули ставшей неперспективной деревню. Теперь же только справа уцелели избы оставшихся жителей, то есть с южной стороны, и в них всегда заглядывает солнце.

Хочется побывать во всех уголках нашего района, куда еще поддерживается в более-менее нормальном состоянии хоть какая-то проезжая дорога – с такой целью я побывала недавно в Эшмете. Находится он между Кельдыками и Новоелово. Только двигаясь по главной дороге, надо свернуть налево и ровно через километр покажутся бревенчатые избы эшметцев. Когда-то здесь с двух сторон убегающей вдаль улицы стояли рядом друг с другом дома многих хозяев крепкой руки, которые навсегда покинули ставшей неперспективной деревню. Теперь же только справа уцелели избы оставшихся жителей, то есть с южной стороны, и в них всегда заглядывает солнце.

Первый дом, как оказалось, пенсионерки Елены Геннадьевны Трефиловой. С улицы подперла калитку палкой – знак того, что дома никого нет, пошла по своим делам. Замки на дверях в таких малых деревнях никогда не вешают. А молочные козы, как чуткие охранники возле дома, гуляют рядом с усадьбой. К вечеру принесут хозяйке полное вымя молока. Почему нет? Травы-то вдоволь, привязывать мелкий рогатый скот не надо, только выгнал за ворота, и все дела. Картофель у домов эшметцев уже в августе был выкопан и уложен на зиму в яму. Шумит тополиная листва на высоких деревьях, настораживающее душу безмолвие, до самого последнего дома не встретишь в деревне ни одного человека.

Алевтина Николаевна и Николай Васильевич Зянкины тоже держат дойных коз, но их усадьба поразила меня совсем другим обстоятельством. Подобного я еще нигде не видала, а здесь – в далекой глухой деревушке увидеть такую картину просто не ожидала. Есть поговорка «яблоку негде упасть», здесь же вся земля в палисаднике и за забором укрыта яблоками. Падальцы уже никто не собирает, хотя крупные плоды по вкусу такие ароматные и сладкие. А сколько еще желтых, красных, зеленых плодов висит на ветках других яблонь. Этот «натюрморт» дополняют самые разные по цветовой гамме цветы – их столько, что и в огороде все углы и дорожки «зацвели». Хотелось мне посмотреть на этого человека с таким неуемным увлечением цветоводством, садоводством, но Алевтина Николаевна почти единственная в деревне, которая добирается до соседней деревни на две работы – почтальоном и работницей детсада.

Почти на самом конце деревни ко мне навстречу вышел мужчина. Николай Васильевич Сунцов — коренной житель Эшмета. У него нет левой руки, но он всю жизнь доказывает самому себе, что на многое способен и ничем не отличается от других. Здесь родился, отсюда бегал в школу, женился, и какие бы времена не наступали, никогда не расстанется с родной землей. А ее у него немало – целых 66 гектаров. И как истинный земледелец хотел создать фермерское хозяйство, когда совхоз «Кельдыковский» распался, а по всей стране развивалось фермерское движение. Вышел с предложением к другим мужчинам в деревне: «Давайте, мужики, соберемся, будем работать сообща на земле, так и проживем». Один сказал, что два года до пенсии осталось, у другого нашлась своя веская причина.

А земля ждет, пахать надо, да нечем. Мало- помалу собрал своими руками технику (в былые годы работал не только лесником, но и трактористом) и выехал в поле. Спустя какое-то время то один в помощники просится, то другой. А ведь когда трудно было поначалу, Васильевичу самому пришлось со всем справиться. Потом и вовсе молодых в деревне не стало, какое уж тут фермерство. Брат через дом от него в Эшмете живет да зять в соседней деревне Кельдыки – вот и вся фермерская бригада, на которую можно по-настоящему рассчитывать. Но раз землю взял, ее обрабатывать надо и засевать, как положено.

Нынешней весной посеял из зерновых пшеницу. Недавно приступил к уборке, арендовав комбайн у кочуковского фермера Александра Огородова, который уже закончил уборку. Из 13 гектаров пшеницы только на половине площади успел обмолотить зерно, и пошли дожди, вынужден был остановиться. Зерносушильного комплекса поблизости нет. Потому свалил первые восемь тонн зерна в построенные своими руками небольшие зернохранилища. Каждый день перелопачивает, чтоб не испортилось. Кроме того, включает вентилятор и пропускает зерно через сито – это называется у него сортировка. Электромельницу включает, когда надо смолоть зерно на фуражную муку. С мешками весом до 30 кг легко управляется и без одной руки. Когда Николай Васильевич готовил летом корма для своей скотины и для подворья брата, с площадей, где растут многолетние травы, свозил под навес больше ста рулонов сена. Впереди зима, грубых кормов и зернофуража должно хватить до следующего лета.

Можно подумать, что вся работа у несостоявшегося фермера организована кустарным способом. Но это не так. Вложился в приобретение сельскохозяйственной техники основательно. Два плуга подцепляет к колесному трактору, когда приходит весной пора пахать землю. Культиватор в Селеге Красногорского района присмотрел, конечно, не бесплатно. Сеялку приобрел за 50 тысяч. Гребнерезку подцепляет, когда нужно окучивать картофель у дома. Обе косилки в арсенале техники у Сунцова имеются: сегментная обошлась ему в 23 тысячи, роторная – в 50. Ворошилку купил у частника за 30 тысяч. Даже есть у него кочкорез БДТ для обработки дернины, которую нашел в Кировской области за 30 тысяч рублей. Пресс рулонный обошелся ему в 100 тысяч. С приобретением техники помогли родные братья и сестры. А без сельскохозяйственной техники как жить в деревне? Подцеплять тяжелые агрегаты иногда зовет на помощь супругу Светлану Всеволодовну, иногда брата Геннадия Васильевича.

Есть еще одна мечта у Васильевича, которая пока не может стать реальностью. В прошлом году в низине под деревней он запустил малька карпа в водоем, нынче проверял, рыба немного подросла, в ближайшем будущем будет ловить карпов с ладонь. Хотел стать полноправным собственником этого пруда, но пока не удается оформить правоустанавливающие документы.

Пока мы беседовали с Николаем Васильевичем, к дому подъехали его дочь с зятем. Отец пояснил, что молодые поехали в леса Кировской области «заниматься бизнесом». Мне стало интересно, чем занимаются Людмила и Виктор. Предприимчивость им передалась от отца. Когда работы в деревне Кельдыки не стало, Людмила и Виктор, как и многие жители, держали овец, телят, лошадей. Выручка от сдачи мяса — это все же разовый доход для пополнения бюджета деревенской семьи. Как-то увидели объявление в газете: «Закупаем чагу». Заинтересовались, решили попробовать. Попросили у отца трактор и все лето «промышляли» в березняках у границы с Кировской областью.

Березовый гриб – чага растет в дремучих глухих лесах на старых березах. Когда за одну поездку два центнера чаги наберут, а когда и с пустыми руками возвращаются домой. Жаль, дороги в Кировской области такие труднопроезжие, что кое-как пробираются к лесу, говорят, совсем не сравнить с дорогами в Удмуртии. И все же Людмила (по профессии она бухгалтер) с таким восхищением рассказывает о том, как особенно осенью они с пользой для здоровья проводят время за необычной работой в березовой роще. Запах там просто неописуемый, дышится легко, и такая красота в лесу, что долго потом стоит перед глазами, хоть и находятся уже у себя дома.

А однажды случилось так, что напоролись на волчье логово. Только в лес зашли, услышали рычание, но не придали значения. И снова послышался рык, а потом звери как все дружно завыли, так Людмила и Виктор развернулись и обратно приехали домой. В следующий раз поехали туда вместе с егерями – показать место. Под сухой елью с наружными глубокими корнями виднелась нора, но ни детенышей, ни взрослых особей там уже не было. С тех пор лесные предприниматели, выезжая в очередной раз в лес, берут с собой петарды. Запустят одну-две, чтобы напугать дикого зверя, и смело заходят вглубь леса. Ближе к зиме заведут мотобуксировщик наподобие снегохода, который приобрели в прошлом году. Ведь чагу без вреда для деревьев можно собирать в лесу круглый год.

Перед тем, как зацветет на полях иван-чай, Людмила и Виктор отправляются собирать и его. Весь сбор листьев укладывают на просушку под навес у отца, пока у того зерно на полях только еще начинает созревать. После того, как листья хорошо просохнут, укладывают их в коробки и ждут приезда иногороднего закупщика.

Когда молодые уехали в лес, мы с Васильевичем продолжили разговор о делах насущных. Мы стояли с ним как раз на том месте, где протянут газопровод в деревне. Когда строили его газовики от Новоелово до Пышкета, завели ветку и в деревню Эшмет. Но ни один житель так и не подключился к газопроводу. Магазина в деревне нет, обычно в Новоелово отправляются за продуктами. Уезжала я из Эшмета с мыслями, что пока Николай Васильевич живет, обрабатывает землю, а его дети ищут возможность хоть как-то заработать, но оставаться на родной земле, — деревня не кончится.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

53