Меню
16+

«Знамя Октября». Газета Юкаменского района Удмуртской Республики

12.03.2021 07:25 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 9 от 12.03.2021 г.

Они гордо отвечают: «Ми – бесерманъёс!»

Есть что рассказать Сергею Невоструеву жительнице с. Юкаменское Надежде Петровне Ипатовой — по национальности бесермяне.

Бабушкин сундук – это не только старинные костюмы, это богатая национальная культура

В бесермянской деревне женщину, вышедшую замуж из другой деревни, называли чаще не по имени, а по названию той деревни, из которой она приехала. Так до старости и оставались они Пажма-аби, Тылыс-аби и т.д.

Костюм незамужней девушки не позволял видеть посторонним открытые части её тела. У девушки были скрыты кисти рук, а бахрома головного убора закрывала лицо. Поэтому случалось иногда так, что на свадьбе жениху выдавали не ту невесту, за которую он сватался, а менее удачливую в отношениях с мужчинами или засидевшуюся в девках.

На молодёжных деревенских посиделках незамужняя девушка могла подарить понравившемуся парню янчок — вышитый мешочек, похожий на кисет. Внутри мешочка находились сладости: высушенные ягоды и калега. Если к следующей вечеринке парень приходил с этим мешочком на поясе, значит, он признавал себя женихом девушки, подарившей янчок.

Эти и еще много других, разнообразных, интересных фактов о бесермянах поведал мне Сергей Валерьевич Невоструев.Он знает их потому, что по роду своей профессиональной деятельности занимается изучением и возрождением бесермянской культуры, а еще потому, что он бесермянин по крови, генам глубоко в душе, и этого никогда не стеснялся.

- В детстве мы, жувамские ребята, всегда с гордостью говорили: «Мы — бесермяне», хоть в то время наша национальность была в забвении, — рассказывает Сергей Валерьевич.- Несмотря на то, что жена у меня удмуртка, дети с младенчества себя считают бесермянами. Старшая дочь сейчас участница и одна из создателей объединения «Егитъёс», которое создано бесермянской молодежью для того, чтобы еще больше чувствовать свою национальную принадлежность. Я одобряю её начинания.

- Сергей Валерьевич, как получилось, что ваша любовь к национальной культуре теперь тесно связана с вашей профессиональной деятельностью?

- Откровенно говоря, пока не стал работать заведующим Жувамским филиалом МБУК РДК «Октябрьский», культурой бесермян я не интересовался. Она была связана с моим деревенским бытом, только и всего. Теперь, когда по долгу службы свою национальную культуру я изучаю углубленно, она открылась с неизвестных мне сторон. Удивляюсь, горжусь, восхищаюсь древней культурой и мудростью своего народа. Мы с работниками культуры объездили 17 бесермянских деревень района — от Пажмы до Бадеро. Очень жаль, что людей, которые могли бы рассказать о древних обычаях, обрядах, быте и культуре бесермян, осталось очень мало. Поэтому я понимаю всю важность тех мероприятий, которые направлены на возрождение национальной культуры, а еще понимаю, что нам надо спешить,- сказал Сергей Валерьевич и, улыбаясь, добавил, — мы же бесермяне, делать быстро и хорошо — это одна из наших национальных черт характера.

- Одним из больших возрожденных национальных праздников бесермян, кроме Кырбан, можно назвать и праздник «Вань буро». Пожалуйста, расскажите о нём.

- Это, скорее, фестиваль, чем праздник, потому что его название не принадлежит какому-либо национальному событию. Однажды у меня возникла идея собрать бесермян нашего и соседних районов на одном мероприятии. Я слышал о бесермянской традиции- приезжать к родственникам в гости на 2-3 дня. Стал узнавать у жителей Жувама о ней и мне сказали, что такая традиция существовала и в нашей деревне. Родственники приезжали со своими пожитками, везли гостинцы. И провожали гостей тоже со стряпней. Такая традиция была в любой бесермянской деревне, просто в разные дни года. Например, в Жувам приезжали в конце крещенской недели, в Шамардан — в Михайлов день, в Ворцу — 2 декабря. Наш фестиваль изначально не планировался, как ежегодный. Но после первого люди стали просить еще. К сожалению,обстановка с коронавирусом не дала нам провести фестиваль в этом году так, как мы планировали. Надеюсь, на следующий год мы вернемся к обычному формату праздника. Уже известна его тема: «Бесермянские ремесла».

- А как ваши земляки относятся к идее возрождения своей национальной культуры?

- Я скажу так, если спросить об этом каждого в Жуваме, никто не скажет, что он за то, чтобы бесермянская национальность была забыта. Но если встанет вопрос о том, чтобы нам всем вместе сделать серию национальных номеров, вспомнив песни, танцы, обряды наших предков, то желающих будет точно не вся деревня, и на это есть свои причины. Национальный коллектив в нашем клубе есть, и я доволен нашей результативной качественной работой. В коллективе женщины от 45 до 63 лет. Мы выступаем в других деревнях, людям нравятся наши номера, нас ждут. К сожалению, одной из наших национальных черт (которая присуща и удмуртам) является стеснительность. Об этом мне постоянно говорит мой педагог по вокалу Ирина Геннадьевна Бушмелева – преподаватель Юкаменской школы искусств. Она считает, что эта черта мешает мне показать на сцене всё, на что я способен вокально. Так вот, из-за стеснительности нет активности в нашем клубе. Я с пониманием отношусь и к этому. Девушки в коллективе все самобытные, талантливые, артистичные, уверен, что точно такие, какими были их бабушки и прабабушки. А уж если они оденут национальные костюмы, которым по 100 лет и больше, запоют, кажется, что время пошло вспять. Костюмы из бабушкиного сундука, может быть, в каких-то случаях, выглядят, скажем так, очень натуралистично. Но, понимаете, бабушкины костюмы уже маловаты стали, по размеру не подходят и обветшали. Наши самодеятельные артисты стесняются выходить на сцену и выступать после красиво наряженных коллективов. А как бы нам хотелось выглядеть на сцене достойно, красиво, ярко, чтобы у девушек расправились плечи, засияли улыбки. Недавно у нас появилось 3 сценических костюма, этого мало, конечно.Безусловно, отсутствие хороших, заметных со сцены костюмов очень влияет на желание деревенских жителей заниматься творчеством, тем самым возрождать национальную культуру. И это печально. Жаль мне своих артистов, они стараются. Уверен в том, что если появятся костюмы для всего коллектива, то появится и настроение у участников, и активность у других жителей деревни. В конце концов, наш клуб открыт и работает для людей.

- Сергей Валерьевич, если бы сегодня удалось собрать всех бесермян по происхождению на одном форуме, мероприятии, с какими словами вы бы могли к ним обратиться?

- Я бы обратился к ним обязательно на родном языке. Когда звучит наш язык,он всегда понятен даже тем людям, кто не был погружён в языковую культуру, но по происхождению он удмурт или бесермянин. Я думаю, моя речь была бы кратка и понятна им: «Эшъес, эн вунэтэ бесерман лöлчебереттэс, малö ке шуоно, со мукетъесöзлэсь юн висъяське. Эн возьдаське аслöдэс бесерман шуöнö. Мон но мöнам пичи дöрисен эшъесэс вöлэ зутиса вераллязö « Ми бесерманъес!»

Бесермяне не хотят, чтобы их национальность исчезла с лица земли. Бесермяне — малочисленный народ севера Удмуртии, умеющий работать, выступать, мечтающий о малом, например, о сценических национальных костюмах. На вопрос «А кто вы по национальности?» они гордо отвечают:«Ми бесерманъес!».

елена иванова.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

45