Меню
16+

«Знамя Октября». Газета Юкаменского района Удмуртской Республики

12.03.2021 07:30 Пятница
Категория:
Тег:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 9 от 12.03.2021 г.

Под окном пряли поздно вечерком

Автор: Татьяна Ворончихина

Эта прялка Гузалии Закировне Сабрековой досталась еще от свекрови.

Строчки сказочные, а в их основе реальный деревенский уклад жизни

Еще, казалось бы, совсем недавно наши женщины-мастерицы в деревнях сидели по вечерам за тереблением овечьей шерсти, с помощью прялки и веретена скручивали пряжу в клубки, и готовы были до позднего вечера вязать теплые носки-варежки, чтобы обеспечить ими всех членов семьи. Сейчас разве встретишь еще это женское ремесло, когда все изделия покупаем в магазине в готовом виде? Да и разведением овец в домашнем хозяйстве мало уже кто занимается. Но, по-видимому, не совсем забыт еще старый деревенский уклад жизни.

В сельском поселении «Засековское» все в округе знают, что в деревне Иманай овцы в личных подворьях не переводились пока. И мастерицу по изготовлению шерстяных изделий я нашла там. У окна в своем двухэтажном кирпичном доме сидела за вязанием носков на спицах Гузалия Закировна Сабрекова. Тут же – на подоконнике, у нее были разложены огромные клубки хорошо спряденной и скрученной в клубки овечьей шерсти. Я заглянула к Гузалии Закировне на огонек.

Супруг Габдульхай Саляхутдинович сразу сказал, что теплой одежды фабричного изготовления не признает, ему подавай только домашнее, над которым потрудились руки супруги. Связанная с душой теплая вещь – это оберег для родного человека. Мы разговорились с супругами не только о носках-варежках. В домашнем хозяйстве Сабрековых есть овцы, бычки на откорме, птица. Самое вкусное мясо для Габдульхая Саляхутдиновича – это баранина. Кому что нравится.

- Раньше выгодно было держать овец, шкуры и стриженую шерсть принимали на сдачу хоть в заготконтору райпо, хоть за пределы района, — рассказывает глава семьи, который долгие годы работал бригадиром в деревне, был заведующим фермой. – Шкуры закупали тогда дороже, чем саму овцу. Иной раз до ста рублей цена доходила. В те годы зарплату в колхозе получали около 30 рублей, так что реализация овечьих шкур и шерсти была хорошим подспорьем для деревенского жителя. А сейчас не знаем, куда девать их, закупом никто не занимается. Супруга для вязания отбирает только самую отборную, мягкую шерсть, чаще использует от ягнят. Остальное хоть выбрасывай. Где и когда было видано такое?

В деревне была своя колхозная овцеферма на 600-700 голов мелкого рогатого скота. Помнит, сколько шерсти они получали от овец за каждые полгода содержания их на ближайшем пастбище – осенней и весенней стрижки. Однажды из Юкаменской заготконторы часть сданного сырья вернули обратно в деревню, мол, не годятся скатавшиеся клочья шерсти наполовину с навозом, отобрали только самое лучшее. А через день закупщик из Татарии пожаловал, так этот татарин всю шерсть собрал и уехал. Еще сказал напоследок, что у них на производстве любое сырье пройдет обработку и будет пущено в дело.

В один год на Иманайскую овцеферму завезли совершенно иную породу овец, её местные жители прозвали «цигайской». С тех пор в Иманае получали приплод не только от овец романовской породы – ягнят черной масти, которые впоследствии становились серыми взрослыми овцами. Но и размножались белые «цигайки». А шерсть от них стали получать белую, мягкую. Позднее же произошло скрещивание разных пород, и начали рождаться белые, серые, черные ягнята. До сих пор, когда и фермы уже след простыл, в личных хозяйствах иманайцев встречаются не только «романовские» овцы, но и «цигайки». Пробовал Габдульхай Саляхутдинович катать валенки, особенно в морозы эта обувь пришлась впору. Хотя настоящим валенщиком он себя не называет. Мастером в этом деле прослыл в деревне его сосед Самигулла Хабибуллович Сабреков, которого уже нет в живых, ему заказывали катать валенки и люди со стороны.

Гузалия Закировна занесла из сеней картонную коробку с ягнячьей шерстью. Из нее она выбирает весь сор – остатки сена, репья, и, почистив шерсть, приступает к тереблению, делая руно пушистым и складывая в виде «облачка». Процесс этот не быстрый, не один вечер уходит на теребление шерсти. Я попросила хозяйку показать следующие звенья всей этой цепи, начиная от скатавшихся комков шерсти и заканчивая готовыми носками. Тогда Гузалия Закировна поставила на табурет прялку и привязала к ней растеребленный комок шерсти. Это деревянное приспособление перешло ей, можно сказать, по наследству от свекрови Магинур Гарифовны, которой нет уже 20 лет.

- Чего только не вязали в старину наши женщины, — вступает в разговор словоохотливый хозяин, — семьи в деревне были большие, по 8-9 детей рожали в каждом доме, это же надо было успевать каждого ребенка обвязывать с ног до головы, чтоб не мерзли от холода. Я помню, мать моя до глубокой старости еще корову держала. Доить, конечно, потом помогала моя жена. Но деревенские женщины после дневной работы еще садились за прялку и в полудреме до поздней ночи пряли шерсть. За вечер пару носков, варежек справляли. Даже чулки вязали, безрукавки. Одежда из овечьей шерсти очень теплая, ничто ее не заменит в морозы, — считает Сабреков, — я бы ни за какие деньги не променял такие носки на купленные в магазине.

Гузалия Закировна крутит в руках веретено, и ровная однородная шерстяная нить постепенно наполняет веретенце. Надо иметь опыт и сноровку, чтобы пряжа получалась одной толщины. За годы вязания у хозяйки в этом деле уже набита рука. Радуется, что на пенсии ей не приходится скучать, носки-варежки обязательно свяжет и детям, и внукам за зиму не по одной паре. Дочка не всегда носит мамины носки, а зять одевает. Они живут недалеко – в Парзях. Есть еще сын в Юкаменском, у него тоже своя семья. Сабрековы стараются обеспечить родных и мясом, выращивая бычков, баранов, заполняют свежим мясом морозильную ларь – есть, что отправить детям из деревни, когда те приезжают навестить родителей.

Из баранины можно приготовить любое блюдо, — продолжает разговор Габдульхай Саляхутдинович, — я с детства привык есть баранину в любом виде, мне другого мяса не надо. А детям только говядину подавай, от баранины нос воротят. Помню, еще в молодости ездил я в гости к сестре в город Волгоград. Вышел в город — по базару пройтись и обратил внимание, что баранина там самое дорогое мясо на прилавке. Не зря говорят, что самый вкусный шашлык из баранины. Можно приготовить вкусный плов из баранины или другие традиционные мясные блюда – тефтели, рагу, гуляш, пирожки можно налепить – я предпочитаю это мясо в любом виде.

«Живой холодильник» — так называют овец в деревне Иманай: в любое время года можно под нож пустить, больших хлопот в содержании этого мелкого рогатого скота не требуется. В семи личных подворьях жителей деревни Иманай содержится сегодня эта живность. С приходом теплых весенне-летних дней владельцы скота собирают стадо под горой деревни. От 7 до 10 голов скота у каждого овцевода. И устанавливают очередь, кто за кем будет пасти овец на ближайшем лугу.

- Я не перестаю удивляться, обленились что ли люди вконец, не хотят ухаживать за скотиной во дворе, чем тогда в деревне заниматься? – недоумевает Габдульхай Саляхутдинович, — ведь ни одной коровы в Иманае уже не осталось. Молоко, яйцо, птицу люди сейчас покупают в магазине. В былые годы все эти продукты своими руками добывали. И колхозная птицеферма в нашей деревне была, сколько мы куриного яйца на сдачу поставляли!

Травы сейчас растет по улицам деревни столько, что коси — не хочу, не надо лишний раз в лес идти. А ведь было время, все лога и неудобицы колхоз выкашивал на сено. Личным подворьям колхозников туго приходилось тогда с кормами. Даже месячных телят пускали под нож, кормить было нечем. А сейчас кормов завались – а скота уже многие не держат. Как-то приехал к нам в гости родственник – муж сестры, в магазин сходил, идет обратной дорогой и возмущается: «Что с деревней стало — жители молоко в магазине покупают?».

Пока мы обо всем разговаривали, Гузалия Закировна довязала носок, достала из комода готовые несколько пар, связанных ранее, и показала мне. Красивые получились, а главное, очень теплые, никакие холода в них не страшны. Можно без тапочек ходить по дому – даже по холодным деревенским половицам.

- От чего оттолкнулись, надо бы к этому же вернуться, — произнес в завершение нашего разговора Габдульхай Саляхутдинович.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

57