Меню
16+

«Знамя Октября». Газета Юкаменского района Удмуртской Республики

23.04.2021 15:11 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Припять. 35 лет назад

26 апреля 1986 года на Чернобыльской атомной электростанции в украинском городе Припять взорвался четвёртый энергоблок. В воздухе оказалось более 50 тонн летучих радиоактивных веществ, что в 600 раз превзошло мощность загрязнения после взрыва бомбы в Хиросиме.

26 апреля 1986 года на Чернобыльской атомной электростанции в украинском городе Припять взорвался четвёртый энергоблок. В воздухе оказалось более 50 тонн летучих радиоактивных веществ, что в 600 раз превзошло мощность загрязнения после взрыва бомбы в Хиросиме.

В радиусе 30 км от АЭС пришлось создать зону отчуждения, эвакуировав из нее 270 000 человек. Люди не знали, что уезжают из квартир навсегда. Они бросили вещи, нажитое добро, оставили домашних животных, которым суждено было погибнуть в мёртвом, опустевшем городе.Ещё 600 000 человек несколько лет работали над устранением последствий аварии, не жалея своего здоровья. Потом их назвали «ликвидаторами».

Одним из них был Владимир Борисович Бабинцев из с. Юкаменское. В годовщину трагедии он поделился с нами воспоминаниями о той необычной командировке, которая запомнилась ему на всю жизнь.

- Мы тогда жили, работали, и беда существовала как бы и рядом, но на уровне обывательских слухов, — рассказывает В. Бабинцев. — Телевизор показывал вести с полей и репортажи со съездов, а тем временем в стране шла тихая мобилизация. Военкоматы отправляли повестки «запасникам». Никаких пышных проводов не устраивали. Казалось, обычная командировка. Надо так надо. В зону поражения направляли водителей, пожарных, милиционеров, шахтёров, солдат срочной службы и запаса... Люди разных профессий ехали в Припять со всего СССР.

- На ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС меня призвали через военкомат в апреле 1988 года, — продолжает рассказ Владимир Борисович. — Честно, мы уже не думали, что кого-то из нас туда ещё отправят. Нам казалось, времени уже достаточно прошло, и об этом уже можно не волноваться.

В Чернобыль не брали молодых. Все ликвидаторы должны были быть женатыми, иметь детей. У меня к тому моменту двое детей уже было, и это счастье. Мне было 32 года, работал водителем.Когда получил повестку, не было мыслей, что надо как-то избежать этой участи. Мы тогда были воспитаны по-другому, в духе патриотизма.

Жили мы в 30-километровой зоне отчуждения, в палаточном лагере Уральского военного округа. Со мной были и земляки. Женя Трефилов из Юкаменского района по военной профессии был разведчик-дозиметрист. Он измерял уровень облучения радиации, работал в ПМК. Паша Фефилов тоже из Юкаменского, работал водителем. Пажминский Валера Гуляев – тракторист. Вместе с нами был и пышкетский Юра Сысоев. Сейчас уже никого из них нет в живых.

Мы носили гимнастёрки, сапоги, шапочки. Тем, кто работал на крыше, выдавались свинцовые накидки, защищавшие основные органы брюшной полости и нижнюю часть тела. Весил этот костюм около 40 килограммов. Но, к сожалению, никто не понимал, что самое страшное – это пыль. При попадании в организм она оседала на щитовидной железе и уходила вниз, в органы, — вспоминает ликвидатор.

Ликвидаторы не представляли, какой вред наносят своему здоровью ежедневной изнуряющей работой в Припяти. Многие нарушали требования безопасности. Например, снимали респираторы: в них было душно.Степень заражения отличалась в разных местах — даже на расстоянии пяти метров: здесь почище, а рядом уже высокая доза облучения.

С болью в сердце вспоминает Владимир Борисович, как покинувшие свои дома, проживавшие в населенных пунктах люди оставляли свое нажитое имущество, домашних животных (собак, кошек, кур). Брошенные в песочницах детские игрушки, трехколесные велосипеды. Очумевшие воробьи на детских колясках. Во дворах на веревках висят пересохшие полотенца, белье. Сквозь незакрывшуюся форточку выдернулась штора, и ветер хлещет ею окно. В домах оставлены продукты питания, бытовая техника, мебель.

Когда Владимир Борисович был в зоне отчуждения, из дома до него дошла приятная новость – он в третий раз станет отцом. Чтобы встретиться с беременной женой, ему дали двухнедельный отпуск. Ликвидатор пробыл в командировке шесть месяцев. Потом родился младший сын Ваня. Сейчас у Владимира Борисовича подрастают внуки и внучки, бабушка с дедушкой мечтают о правнуках.

Всего из Юкаменского района на ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС работали 13 человек. На сегодняшний день в живых остались только трое. Владимир Борисович возглавляет районное общество ликвидаторов. Конечно, радиационное излучение не прошло бесследно. В. Бабинцев признаётся, что проблемы со здоровьем у него тоже имеются.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

9