Меню
16+

«Знамя Октября». Газета Юкаменского района Удмуртской Республики

09.04.2021 07:47 Пятница
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 13 от 09.04.2021 г.

Деревня Кельдыки - островок для души

Автор: Татьяна Ворончихина

Деревенская глубинка. Кельдыковцы сейчас живут только воспоминаниями о прошлом

Направляясь в деревню Кельдыки по кольцевой дороге, удаленной от райцентра почти на тридцать километров, даже не встретишь здесь обозначения данного населенного пункта. Потому приходится ориентироваться по табличкам с названиями деревень Истошур, Филимоново, которые попадаются на пути. Хотя в Кельдыках когда-то было своё коллективное хозяйство — совхоз «Кельдыковский», который отделился от «Пышкетского» в самостоятельную единицу. Тогда и появился в деревне современный поселок из двухквартирных благоустроенных панельных домов для кельдыковцев. Более того, совхоз построил своим работникам и несколько отдельных кирпичных домов. А в начале деревни решено было разбить улицу Папаневскую и перевести сюда всех жителей из ближайшей деревни Папанево в новые деревянные совхозные дома. А что сегодня, почему в районной сводке по надоям на животноводческих фермах давно исчезли передовые Кельдыковская, Эшметская МТФ?

Первым на улице Центральной я повстречала Алексея Вениаминовича Никифорова – на своих широких охотничьих лыжах он вышел из лесных дебрей с рыболовной снастью за спиной. Река Лема, протекающая поблизости, в последние годы сильно обмелела, не выходит больше из берегов в весеннее половодье. Неужели и она стала свидетельницей угасающей жизни в здешних опустевших местах? В старину, рассказывают, на ней водяные мельницы работали. Бывалый рыбак Никифоров — коренной житель Кельдыков — с утра ходил сюда за мотылем. Мотыль пригодится заядлому рыбаку в качестве наживки для следующей рыбалки. Ведь как признается сам Никифоров, без рыбалки и охоты в этой отдаленной глубинке района с ума можно сойти. Поймав в реке щучку, плотвичку и окуня, рыбак хоть как-то перебивается, не имея постоянного дохода. Жить на что-то надо, ему 51 год. Несколько лет ездил на север, работал водителем самосвала на Ямале. Но пришлось оставить этот остров и вернуться на свой родной «островок» — в деревню Кельдыки. Здоровье уже не то, чтобы по «вахтам» ездить.

- Часто раньше, отправляясь на север, я проезжал красивые города – Свердловск, Тюмень, Сургут, Тобольск, и никогда не было мысли, чтобы остаться и жить там. Своя малая родина – Кельдыки — сердцу милее всего. Здесь я мальчонкой с отцом на реку ходил: он вытаскивает намёт из воды, а я рыбу собираю. Такие картины из детства не вычеркнешь. Жаль, что работы в родной деревне не стало, — вспоминает А. В. Никифоров.

После службы в армии Алексей Вениаминович какое-то время бригадирствовал в деревне, а потом сел за руль грузового автомобиля. Возил на нём доярок в Тришинский летний лагерь на трехразовую дойку. Весёлое было время. В кузов водитель скамью ставил, на которую садились доярочки, а позади фляги для молока умещались. Вот так, часто с песнями, на бортовой машине и ездили передовицы по пять километров в одну сторону. Пять туда, пять обратно, а задора-то сколько было у них. Потом с приподнятым настроением брали в руки доильные аппараты. Буренки тоже после стойлового содержания в помещениях вольготно чувствовали себя на этом пастбище, разгуливая в низовьях-верховьях бывшей деревни Тришино, которая находилась недалеко от деревень Соловьи, Белая Кировской области. За лето крупный рогатый скот так оздоравливался, что уходил на зимовку окрепший, упитанный.

В Тришинском летнем лагере устанавливали ванны с холодной водой для охлаждения выдоенного молока, подключали насос для этого. А потом водитель А.В.Никифоров доставлял наполненные молоком фляги на «молоканку» в Филимоново – там был молокоприемный пункт, куда свозилась продукция со всего пышкетского куста. После чего в Филимоново приезжали машины Глазовского молокозавода и забирали продукцию. Вся эта цепочка взаимодействия деревенских производителей и городских переработчиков ежедневно была на глазах кельдыковцев, которые понимали, что жизнь не стоит на месте, постоянно движется вперед. И никто не удивлялся, а как должное воспринимал, что центнеры, тонны произведенного молока на Кельдыковской, соседней Эшметской фермах, построенных в деревянном исполнении, давали возможность местным дояркам бороться за звание краснокосынниц, участвуя в соцсоревновании. В их честь в райцентре не раз поднимали флаг трудовой славы, да вся пышкетская сторона может гордиться былой славой своих животноводов. А теперь-то что, когда молочнотоварной фермы в деревне Кельдыки не стало? Испытывая ностальгию по тем временам, тот же Алексей Вениаминович придет с рыбалки домой, включит компьютер и только в интернете находит картины той незабываемой деревенской жизни.

- С момента распада Советского Союза и до наших дней – в этот тридцатилетний промежуток — наша деревня почти полностью вымерла: скот пустили под нож, ведь ни одной коровы сегодня в деревне не осталось, а народ ушел в небытие (кто-то состарился и умер, а кто-то спился от бесцельной жизни). Так я оцениваю сегодняшнее состояние нашего населенного пункта, — делится своим мнением А. Никифоров. — Никто не знал, что такое капитализм и с чем его едят. Народ разный – один сумел приспособиться в новых условиях, например, завёл фермерское хозяйство, а другой так и не нашел себя. По мне, так иметь стабильную работу трудоспособному человеку всё лучше, чем перебиваться с окуня на щуку. Ничего, я-то рыбак выносливый, а вот как в принципе жить людям в нашей деревне – это трудный вопрос. Сегодня в Удмуртии говорят о внедрении программы «Деревня будущего», я считаю, её надо было 30 лет назад внедрять, а не сейчас, когда всё развалилось.

Теперь кельдыковцы только со стороны наблюдают, как по кольцевой дороге через их деревню курсирует огромная цистерна молоковоза, которая забирает продукцию из соседних хозяйств и увозит в город. Алексей Вениаминович добрыми словами отозвался о руководителях совхоза «Кельдыковский» Николае Аркадьевиче Касаткине, Ювеналие Ивановиче Захарове, которые немало усилий вложили в развитие хозяйства. К сожалению, оно не смогло пережить трудные времена перехода на рыночную экономику по целому ряду причин. Алексей Вениаминович помнит, как в последние годы, когда еще совхоз «Кельдыковский» работал, немалые транспортные расходы для перевозки молока из отдаленного населенного пункта района на молокоприемный пункт так выросли, что выручки от молока едва хватало на горюче-смазочные материалы.

Зимой в сильные холода, как назло, с трудом заводились трактора в хозяйстве – солярка в баках замерзала. Тогда попробовали возить молоко на машине, бензин все-таки не солярка. Но и тут проблема: не успеет А. Никифоров добраться до молокозавода, половина молока превращалась в мороженое, отогревать приходилось. А ведь это основное сырье, которое приносило живые деньги в кассу хозяйства. Мучения работников совхоза недолго продлились. Хотя была заинтересованность у кельдыковцев жить и работать самостоятельно после отделения от «Пышкетского». Работу пилорамы наладили, думали, что заготовкой леса, переработкой древесины займутся – тоже неплохое начало было. Но к неудачам кельдыковцев добавилось и то, что рейсовый автобус в глубинку района перестал ездить. Выехать в райцентр, скажем, в районную больницу, стало большой проблемой для населения. Потому люди начали разъезжаться в более обжитые места.

Не остановило их и то обстоятельство, что в деревне был свой зубной кабинет, и стоматолог на месте лечил зубы. Много чего должно было функционировать в Кельдыках в плане работы учреждений соцкультбыта – об этом мечтали и потому кельдыковцы строили свою жизнь, уйдя в самостоятельное плавание. Они и не задумывались над тем, что вскоре в тяжелые девяностые годы рубль рухнет, и деньги превратятся в пыль. Но это произошло и наложило свой отпечаток на развивающуюся деревню вдалеке от райцентра. Сегодня в деревне Кельдыки даже на дверях магазина висит замок, а кельдыковцы отовариваются в соседних населенных пунктах. Сельский клуб еще открывает двери, но культработнику Ольге Геннадьевне Нефедовой все труднее проводить мероприятия с населением, особенно в период пандемии.

К чему привел отток населения из деревни в сёла, города, об этом можно судить по такому признаку, когда на всех трёх улицах в Кельдыках появились заколоченные окна в опустевших домах. Примечательным событием в Кельдыках явилось небывалое новшество, когда природный газ пришел в деревню. По всем трем улицам ветка газопровода протянута с обеих сторон. На Папаневской улице даже есть дома, в которых хозяева успели завезти газ, а теперь эти строения стоят без домовладельцев. Кто-то разъехался, а кто постарел, перебрался к детям в райцентр. Время неумолимо и расставляет всё на свои места. Но дорогу по улице Папаневская трактор все так же расчищает от снега. На улице Центральная я встретила Владимира Леонидовича Леонтьева, сфотографировала его на фоне опустевшего старого дома. Здесь он давно не живет, перебрался жить к брату на Поселковскую улицу. Говорит, сейчас все удобства в доме есть, вода в дом приходит и уходит, жить в благоустроенном доме на деревенском пейзаже – одно удовольствие.

- Пока печным отоплением обходимся. Вон сколько в лесу валежника, собирай — не хочу, если взять разрешение в лесничестве. Мы так и делаем, заготавливаем дрова вместе с братом. Его дети еще помогают, когда приезжают. Сын Николая Михаил на вахту ездит нефть искать, а когда приедет домой, мы с ним напилим, наколем дров – для мужчин это не проблема. О том, чтобы газ в дом завезти, пока не думали. Может, и к этому когда-нибудь придём, — рассказывает В. Л. Леонтьев.

На широкой Поселковской улице в морозный солнечный день тишина и благодать разливается в воздухе, редкая дворняга пробежит по хорошо расчищенной дороге, кругом лежит нетронутый чистый белый снег, даже весной. Машины здесь почти не ходят, редко человек пройдет. Возле первого дома тропинку к дороге аккуратно чистил лопатой мужчина средних лет. Мы познакомились. Он представился Аркадием. Разговорились. Раньше-то он, как и другие мужчины в деревне, ездил на заработки в Москву. А еще раньше в бытность совхоза «Кельдыковский» зимой был задействован разнорабочим в хозяйстве, а в горячий полевой сезон трудился оператором на зерносушильном комплексе. Да, был свой КЗС в Кельдыках, он и теперь еще стоит, как памятник тому времени, когда кельдыковцы все ближайшие поля засевали зерновыми и получали неплохие урожаи.

- Давным-давно старики в деревне рассказывали, как они вырубали деревья и корчевали пни, вручную, на лошадях, чтобы распахать поля и жить в этих местах. А мы, наше поколение, профукали их начинания и пришли сейчас к тому, что на этих полях теперь сосны, ели, березы по три метра высотой растут, — сетует Аркадий. — За Эшметом, что поблизости видно на горе, будто специально засеяли поля деревьями. А там, где деревня Тришино была, поросль в последние годы поднялась так, что уже не распахать. Лично я еще помню эти бескрайние просторы, куда немало удобрений в почву вносили, неудивительно, что кельдыковцы получали хорошие урожаи зерновых. К нам из Глазова приезжали закупать продовольственное зерно, и на фураж для скота оставалось много. Семена свои делали, иногда элитные покупали со стороны, словом, серьезно занимались растениеводством на ближайших полях.

Я попросила вспомнить Аркадия своих родителей, как старшее поколение деревни, которого уже нет в живых. Отца его Вениамина Алексеевича Захарова по малолетству на войну не взяли, но сколько он подростком отдал труда своей деревне. Мать, Валентина Захаровна Никифорова, участвовала в строительстве железной дороги, и кроме этих лет всю свою жизнь отдала на благо родного хозяйства. Воспитали они семерых детей. Некоторые из них в молодые годы переехали жить в Ленинград, и конечно, возвращаться из нынешнего Санкт-Петербурга в кельдыковское захолустье и не думают. А Аркадий остался жить в родном краю. У него есть задумка — приобрести в Глазовском районе молодняк крупного рогатого скота, купить поросят и откармливать их в своём дворе. Какое-никакое, а занятие. Может, благодаря таким, как Аркадий, деревня Кельдыки и останется.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

73