Меню
16+

«Знамя Октября». Газета Юкаменского района Удмуртской Республики

10.07.2021 08:16 Суббота
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 26 от 09.07.2021 г.

Качели до неба, танцы под виниловые пластинки

Эти детские воспоминания всплывают из памяти – как файлы в компьютере

В прошлый раз, когда я работала над статьей о бывшей когда-то д. Азраково, меня просто захлестнуло желание написать статью про свою малую родину. Место, где я родилась, выросла и жила до двадцати лет, -это моя родная деревня – Чурашур.

В настоящее время Чурашур процветает, здесь строится молодежь, много приезжих, ведь места здесь живописные. У многих автомобили, и, что немаловажно, совсем недалеко находится АЗС, прямая дорога в Глазов, близко от районного центра – села Юкаменского, где есть больница, школа, детские сады, магазины. И если бы не речка, Чурашур давно бы уже воссоединился с селом.

Я переехала из Чурашура в Юкаменское 32 года назад, но в душе остались самые теплые воспоминания о родной деревне, ведь здесь прошли самые лучшие годы – детство, юность. Здесь я встретила свою первую любовь, мы гуляли с молодым человеком по ночам и считали звезды на небе, любовались на таинственную космическую дорогу – Млечный путь, загадывали желания при виде падающей звезды. Здесь я вышла замуж, не забуду этот день никогда. Это было 10 октября, был сильный ветер, мокрый снег облеплял нас огромными хлопьями, а мы шли пешком до ЗАГСа – я, мой будущий муж, свидетели. Свадьба была более чем скромная. В народе говорят, какая погода в день свадьбы будет, такая и жизнь ожидает молодоженов. Но я не жалею ни о чем, ведь я выходила замуж по большой любви, и эти погодные неприятности мне казались просто мелочью. В Чурашуре родилась моя старшая дочь, я родила ее слишком рано, в 18 лет, но это был желанный ребенок, хоть и беспокойный. Сколько песен я пропела, чтобы убаюкать ее, а она все плакала своим звонким пронзительным голосом. Впоследствии, когда она подросла, я ей говорила: «Наверное не зря ты плакала так громко, вон какой голос у тебя сильный и чистый». Она закончила музыкальную школу и хорошо поет.

Я помню, в детстве мы собирались всей деревней в клубе, там показывали фильмы, привозили каждый раз новый. Перед фильмом показывали киножурналы «Фитиль» и «Хочу все знать». Взрослый билет, если я не ошибаюсь, стоил 20 копеек, а детский – 5, 10 копеек. Зал был всегда забит до отказа, ведь по телевизору показывали очень мало фильмов. Но мне кажется, даже не в этом дело, просто времена были другие. Люди умели общаться вживую, причем все поколения легко находили между собой контакт. И вот начинался сеанс, частенько так бывало, что на самом интересном месте пленка рвалась, включали свет. И мы с таким нетерпением ждали той минуты, когда киномеханик заклеит кинопленку, и вот снова свет выключали, на белоснежном клеенчатом полотне возникали новые кадры фильма. Самый запомнившийся фильм из детства – «Всадник без головы». Я просто была заворожена этим страшным видением, когда в тумане горных вершин проплывала фигура всадника без головы, сидящего на лошади. После этого фильма я шла домой, и везде мне мерещились призраки. Вот страху натерпелась! Иногда всей деревней ходили в районный дом культуры. Приезжали столичные артисты – народный ансамбль песни и танца «Италмас», вокально-инструментальные ансамбли, даже спектакли показывали. Помню один из них – «Игра воображения». Это были моменты приобщения к высокой культуре, очень жаль, что сейчас на сцене РДК не бывает серьезных спектаклей, постановок, в основном концерты. Это было незабываемое зрелище, даже не само зрелище, а предвкушение его. Вся деревня, от мала до велика, наряжалась в самое лучшее. Девушки, женщины в самых красивых платьях, на каблучках, с модными прическами. Мужчины, гладко выбритые, в отутюженных, наглаженных рубашках, брюках, нарядные дети, бабушки, дедушки — все гурьбой шли по широкой улице с веселыми разговорами. Это было впечатляюще, а если учесть, что билеты на такие мероприятия были бесплатными, за них рассчитывался колхоз, это было вдвойне приятным событием. Вспоминая те годы, я понимаю, мы умели не только работать, но и отдыхать. Каждый вечер собирались в клубе, в любое время года, при любой погоде. Мы, дети, сами ставили концерты, как-то организовывали их, составляли репертуар, репетировали, рисовали афиши, в каждом концерте обязательно были песни, танцы, стихи, смешные сценки. И как-то так повелось, что старшие девушки и юноши, отучившись в школе, уезжая в город для последующей учебы, как будто передавали нам эстафету. Причем на словах они могли ничего не говорить, мы – более младшие, сами знали, что теперь мы останемся за них, и вся культурная программа ложится на наши плечи. И мы старались не опустить планку ниже, чем было при них. В Чурашур часто приезжали со своими концертами жители других деревень. Было какое-то негласное соревнование – кто лучше! В клубе действовала передвижная библиотека, мы брали книги, читали их, возвращали обратно. Библиотечный фонд хоть и был небольшим, но часто менялся. Учась в старших классах, я решила, что надо поделиться своей домашней библиотекой. Это были книги, полученные в подарок за хорошую учебу в школе, многие были куплены на карманные деньги. В центре села Юкаменское был книжный магазин, мимо которого я не могла спокойно пройти, всегда старалась купить понравившиеся произведения. Очень любила и люблю читать, хотела, чтобы окружающие тоже больше читали. И вот книги я принесла в клуб, их к моей радости разобрали, но никто уже ни одной книги не вернул. Но я очень надеюсь, что эти люди прочитали мои книги и сделали какие-то свои выводы.

Летом в деревне действовал сводный отряд, выбирали командира, ответственных за ту или иную работу, которую потом проверяли вожатые из школы. Я частенько рисовала стенгазеты. Детям нравилось работать в сводном отряде, мы собирали макулатуру, лекарственные травы, сушили их и сдавали в аптеку. Незабываемые походы с ночевкой, куда брали самое необходимое, какие-то консервы, хлеб, чай, сладости, картошку. Мальчики сами ловили рыбу в речке, разжигали костер, делали просторные шалаши из веток, девочки варили уху, мыли посуду. Потом купались, пели песни, рассказывали интересные истории... Конечно, мы, дети помладше, в таких походах выдерживали максимум до 4 утра, сколько было комаров! Это сейчас каких только пшикалок нет от насекомых, а тогда мы, не переставая махали ветками, сидели у костра в дымовой завесе, чтобы спастись от этой мошкары. Но она с удивительным упорством лезла к нам в глаза, уши, впивалась в руки, не помогала даже одежда. Младшие уходили домой, чему несказанно были рады дети постарше, они смело оставались по парам, не боясь, что мы расскажем об этом взрослым. Мы устраивали спортивные соревнования, бег на несколько километров, играли в лапту, пионербол, волейбол и многое другое. За призовые места давали подарки. А как весело проходили праздники! После очередного концерта молодежь оставалась в клубе на танцы под виниловые пластинки. Мы танцевали, еще совсем несмело, переминаясь с ноги на ногу, всматриваясь в мальчиков, сердцем выбирая себе пару, в глубине души боясь признаться в этом самим себе.

А как дружно мы работали в колхозе, причем начинали работать уже с младших классов, какое это было трудовое воспитание! Сейчас смотрю на детей, и мне их просто жалко становится, они многого не умеют делать, того, что могли сделать мы в их возрасте. И кто может вырасти из ребенка, если он не знает цену выращенного хлеба, не работает бок о бок со своими старшими братьями и сестрами, родителями на ферме, в поле. Вот где рождается уважение к тяжелому крестьянскому труду, все-таки мы живем в деревне. Как сплачивает совместный труд детей и взрослых, а какая ощутимая помощь была семье. Ведь на те деньги, которые мы зарабатывали в колхозе, можно было полностью себя одеть, обуть к школе, купить школьные принадлежности. В нашей семье родители не брали тех денег, которые заработали дети, но что самое удивительное, мы старались покупать на них только нужные вещи, продукты домой, ведь мы знали, каково это – зарабатывать деньги.

Сенокос! Просто чудное время. Мы собирались рано утром, в определенном месте с граблями, вилами, косами, кто на что горазд, беря с собой самые простые обеды, причем у всех было одно и то же. Поллитровая стеклянная бутылка из-под напитка с вкусным молоком, несколько кусков черного хлеба, два-три сваренных вкрутую яйца, иногда огурцы, если поспели, пучок зеленого лука, щепотка соли. Вы не представляете, это было так просто, но так вкусно, за все лето этот обед не надоедал. После тяжелой, но плодотворной работы с какой гордостью мы садились на траву, предварительно расстелив свои кофточки и курточки, доставали из сумок всю эту снедь. И, жуя чуть горькие зеленые перышки лука, смачно макая их в соль, вприкуску с хлебом, запивали таким жирным, сладковатым на вкус молоком. Затем полчасика отдыхали, иногда играли в карты «в дурака», могли искупаться, если было жарко, смеялись, подшучивали друг над другом. Затем снова работа, и так каждый день. Но нам было стыдно летом сидеть дома, даже если дома было много обязанностей. К взрослой жизни приучались сызмальства. Возможно, дети впитывают весь этот деревенский быт, уклад жизни, тягу к земле, восхищение природой, окружающей нас повсюду, с самого рождения, еще с молоком матери.

Все-таки какой же мы удивительный – удмуртский народ. Мы впитываем, как губка все, что происходит вокруг, стараемся не отстать от новых веяний. Ведь мы по своей культуре – язычники. Я прямо представляю эти шаманские обрядные танцы вокруг идолов, даже варить самогонку у нас считается таинством. Мы варим кумышку, которая спасает нас от злых духов. Но в то же время мы верим в русские народные приметы, но не чуждо нам и христианство, мы верим в Иисуса Христа, крестимся, молимся, еще верим во многое другое. Все перемешалось, переплелось, и благодаря этому мы настолько разные и интересные в общении, что просто диву даешься!

Вот, например, один из христианских великих праздников – Пасха. Мы также красим яйца, печем шаньги, пироги, ходим по домам, угощая своих родственников, соседей. Но самое запоминающееся в святое воскресенье для меня останется качание на качелях. В моем детстве еще не было названий улиц деревни, просто другая улица называлась – Тупал ульча. Посредине этой улицы стоял большой загон, куда летом по утрам собирали овец со всей деревни, а потом пастух, где-то в половине восьмого, а иногда и раньше, выводил их на пастбище, звонко щелкая самодельным кнутом. Пастушили все хозяйства по очереди. Так вот, на этом самом месте стояли два огромных тополя, тогда мне казалось, что они просто подпирают небо. И вот взрослые, накануне Пасхи брали толстую жердь, перекидывали ее от одного тополя до другого, брали самые крепкие веревки, привязывали их к этой жерди и устанавливали сами качели – широкую и довольно длинную надежную доску, на которой могли поместиться по 15-20 человек. Старшие настолько сильно раскачивались, что иногда казалось, они просто будут крутиться как Земля вокруг Солнца. Но когда на качелях сидели дети помладше, то качались поскромнее, но все-таки сердце уходило в пятки, в животе творилось что-то невообразимое, восторг вперемешку со страхом. Мальчишки, сколько же в них озорства! При раскачивании, если снег полностью не растаял, шустро прыгали в снег, визжа от радости, своей бесшабашной смелостью стараясь привлечь внимание девочек. Конечно, им это удавалось, девочки с восхищением смотрели на них. Мы могли качаться на качелях по несколько часов, как будто занимались подготовкой полетов в космос. Потом спускались с них, шли домой, чуть шатаясь, кружилась голова, нас подташнивало, но сколько счастья было в наших глазах, просто не описать!

И таких воспоминаний всплывает очень много откуда-то из глубины памяти, как будто открываются все новые файлы в компьютере. Я постараюсь поделиться ими в ближайшем будущем. Спасибо, что читаете мои воспоминания. Пожалуйста, делитесь своими, будет очень интересно.

Любовь Матвеева.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

10